Скрыть объявление
Здравствуй, дорогой посетитель!

Рады вашему визиту на Форум Санкт-Петербурга.

Для удобства чтения форума, общения и новых знакомств приглашаем вас зарегистрироваться и присоединиться к нашей компании.

После регистрации ждем вас в теме для новичков форума - зайдите, поздоровайтесь и расскажите немного о себе :)

Хорошего вам дня!

Конец восточных украинцев К реабилитации малоросскости

Тема в разделе "Политика в Мире", создана пользователем браток, 16 мар 2010.

  1. браток

    браток Пользователи

    Регистрация:
    28.09.2009
    Сообщения:
    1.689
    Симпатии:
    113
    Адрес:
    Россiйская имперiя, Санктъ-Петербургъ

    Ссылки могут видеть только зарегистрированные пользователи. Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь для просмотра ссылок!



    Год за годом сторонники всевозможных форм единства России и Украины обнаруживают, как тают шансы воплощения их надежд.

    Опереточная апельсиновая «революция» и последующие события лишь послужили катализатором для понимания реального положения дел. Однако до конца сложность положения многие не осознают до сих пор.

    После развала СССР доминировало убеждение, что абсолютное большинство жителей Украины желает воссоединения с Россией в той или иной форме. Не желают этого лишь на Западной Украине, мнение которой можно просто игнорировать, а еще лучше возвратить ее Польше. Некоторое основание такого взгляда давали выборы на Украине. Например, когда «пророссийский» Кучма победил «националиста» Кравчука. Если бы любители грез о русском единстве внимательней следили за результатами, то еще тогда поняли бы, что картина отнюдь не настолько благостная и однозначная.

    Президентские выборы 2004 выстроили новый «бастион русского единства» - Юго-Восток. Одновременно многими был списан из русского единства Центр Украины, то есть собственно Малая Русь - центр исторической Руси. Однако миф о Юго-Востоке постигнет и уже постигает та же участь источника разочарований в русском единстве. Поэтому очень важно разобраться в том, что дает надежды и почему это неизбежно приводит к разочарованиям.

    Основное заблуждение это восприятие так называемых восточных украинцев как альтернативу западным. Главным признаком, по которому их различают, является русофобия. Восточный украинец рисуется как русофил, причем такой взгляд распространен не только среди русских, но и среди истовых «щирых» украинских русофобов. Внешние признаки, казалось бы, соответствуют такому мнению. Большинство восточных украинцев русскоязычны, благожелательно или, по крайней мере, лояльно относятся к русским и России. Естественно, что под такие признаки подходят многие жители не только Востока, но и Юга и даже Центра Украины. Поэтому название «восточный украинец» весьма условно и под ним здесь понимается не географическое место проживания, а некий ментальный комплекс. Главное понять, почему с социальной базой состоящей из восточных украинцев в сложившейся ситуации невозможно не только союзные отношения между РФ и Украиной, но в принципе нормальные отношения. Естественно если не произойдут изменения в сознании самих восточных украинцев.

    Продукт советской аномалии

    Исторические корни проблемы уходят в советский период, который некоторые пытаются привести как образец гармоничных отношений между «народами». Советский период был действительно неоднозначным и эту неоднозначность иначе как патологической обозначить нельзя. Более того, он был патологичен и с точки зрения империи, которой лживо называли Советский Союз, и тем более с точки зрения национального государства. Наиболее яркой патологией советского типа была УССР.

    Созданная на территориях, где на тот момент большинство проживающего населения использовало малороссийское наречие, Украина формировалась как национальная украинская республика. Причем во главу угла было поставлено уничтожение последствий общерусского национального проекта, где малороссы признавались субэтносом большой русской нации. Население в большинстве своем так себя до этого не называвшее было переименовано в украинцев, украинцы были признаны угнетаемой царским режимом национальностью, стал насильно насаждаться «родной» украинский язык, разработанный на основе малороссийских наречий. По факту был воплощен в жизнь украинский сепаратистский националистический проект, а многие его идеологи даже были привлечены к работе в Советской Украине. Однако большевики, боровшиеся с наследием старой России, действовали на территории этой России и имели дело с ее населением. Для сохранения целостности советской территории необходимо было культивирование объединяющей культуры, которой могла быть только русская культура. Так начиная с конца тридцатых годов XX века в советскую пропаганду пусть и в дозированной форме, но проникают элементы державнической идеологии дореволюционной России и даже русского национализма. На Украине это, прежде всего, выражалось в обязательном изучении русского языка и признании у украинцев общей с русскими исторической судьбы.

    При этом украинизация, в основе которой был как раз культурный раскол с русскими и вытеснение русского языка, вовсе не отменялась. Именно эта шизофреническая ситуация и характеризует появления такого явления, как восточное (советское) украинство. Волны советизации и украинизации накатывали с разной степенью интенсивности. И начиняя с 70-ых годов двадцатого века советизация (действительно включавшая элементы русификации) стала доминировать. Плоды украинизации выразились в том, что национальное происхождение стали ассоциировать с родоплеменным фактором и с украинской этнической культурой. Причем в Центре Украины советский человек, родина которого простирается аш до Камчатки, а страна имеет тысячелетнюю историю, мог в одном лице сосуществовать с украинцем, окруженным местным традиционным бытом. На урбанизированных Юге и Востоке человек с записанной в паспорте национальностью украинец обладал еще в большей степени советской идентичностью. В тоже время украинская идентичность присутствовала часто номинально, поскольку там практически отсутствовала украинская, преимущественно сельская культура. Либо человек имел в сознании некий идеальный национальный образ, с которым себя ассоциировал, либо, что происходило еще чаще, просто растворялся в городской интернациональной, но русскоязычной культуре. Однако такие «денационализированные» украинцы были уже лишены возможности считать себя русскими в старом значении этого слова.

    Настоящие «украинцы»

    Такая раздвоенная идентичность, включающая себя как общерусские элементы, так и локальные этнические особенности не являлась бы фатальной для отношений ни между русскими и украинцами, ни между Россией и Украиной, если бы не наличие настоящих «украинцев». Именно последние и являются тем материалом, который пытаются взять за основу для построения национального украинского государства. Кавычки применительно к слову украинец здесь употребляются ради того, чтобы подчеркнуть как некоторую рукотворность самого явления, так и различие с понятием украинца как лица определенного этнического происхождения. Настоящий «украинец» естественно не равен западному украинцу, хоть на Западе Украины «украинцы» наиболее многочисленны. Еще сто лет назад кавычки бы не требовались, поскольку украинец тогда и означал, прежде всего, идеологический тип противника общерусского единства, а тех, кого сейчас называют украинцами, как правило, именовали малороссами. Но на данный момент название украинец уже воспринимается большинством как национальность, а не как идеологический тип. Поэтому когда особо рьяные, но малосообразительные борцы за русское дело говорят об украинцах как о русофобской секте, а не нации, многими людьми, на данный момент именующими себя украинцами это воспринимается как оскорбление, даже если они никак не разделяют русофобской идеологии.

    Если же говорить об настоящих «украинцах», то характеристика русофобской секты вполне применима. Однако нужно осознавать, что любое обобщение, тем более такое аллегорическое, никогда не встречается в чистом виде. Поэтому выделение главного признака «украинства» - русофобии, редуцирование «украинской» националистической идеологии к русофобии оправдано лишь функционально для отчетливости обозначения проблемы. Как нацистские идеи расового превосходства можно особо выделить из немецкого националистического дискурса нацисткой Германии, так можно идентифицировать «украинство» как русофобию.

    Аналогия с нацисткой Германией здесь неслучайна, но употребляется вовсе не для очернительской постановки знака равенства между «украинством» и фашизмом. Хотя многие нацистские военнослужащие ныне герои Украины. Цель аналогии предвосхитить упреки в укаинофобии. Дело в том нацизм был, прежде всего, модернистским переформатированием немецкой нации. Однако никого, кто осуждает нацизм, не обвиняют в немцефобии. «Украинство» также имеет особый националистический проект по отношению ко всем украинцам, но любое неприятие его самого, трактуется как ненависть к украинцам вообще. Правда, для «украинствующих» любая адекватная информация о них уже законченная украинофобия.

    В знаменитой работе об украинском движении Николая Ульянова «История украинского сепаратизма» было множество исторических неточностей, тенденциозностей и упущений.

    Однако там были продемонстрированы несколько ключевых моментов, которые являются истинными причинами истерического неприятия автора со стороны истинных «украинцев». Первое это то, что развитие идеологии украинского движения шло от проявления любви к особенностям народного быта, через мифологизацию малороссийского казачества, к желанию раскола великорусов и малорусов любой ценой и русофобии как средству. Второе, что «украинство» на протяжении всего времени было явлением искусственном, во многом даже антинародным. Постоянно беря на себя право говорить от имени народных масс и заботится об их интересах, оно никогда не имело в народе реально и тем более массовой поддержки. Правда главное, чего не учитывал сам автор «Истории украинского сепаратизма», искусственность «украинства» уж никак не есть его не жизнеспособность.

    Надо признать, что русофобия «украинства» мера вынужденная и все иллюзии о том, что это частный случай, болезнь роста «освободившейся» нации нужно отбросить. Она была обусловлена именно слабостью самого движения, его приспособлению к среде. Ведь не могли же «украинцы» ограничится при построении нации лишь бесспорными факторами народной самобытной культуры, не разрушая культуру общерусскую. Наличие борща и галушек, и даже замечательных спивучих писен было недостаточно для обоснования откола от русских и России. Более того сама логика поглощения общерусским национальным проектом всего малорусского населения не оставляла для «украинствующих» иного выбора как отрицания за великороссами русскости, а за Москвой преемства Древней Руси.

    Уникальность «украинского» национализма заключалась в том, что если любое национализм вольно или невольно производит воображаемое сообщество, то для «украинского» необходимо было произвести через-чур воображаемое. Обычно к национальному мифу прилагаются некие исторические факты, свидетельствующие о том, что тот или иной народ всегда стремился к свободе и боролся с поработителями. Но в украинском варианте даже при той фальсификации истории, которая не снилась и коммунистам, невозможно выстроить стройную картину борьбы украинского народа с москалями. Поэтому постоянно существуют дополнения о недостаточной «свидомости» народа, за исключением «лучших» представителей. Более того, постоянно получалось, что народ идет против своих интересов или их не защищает. В отличие, например, от поляков, у которых действительно национальная история в существенной своей части строится на противодействие с русскими, у украинцев ситуация почти противоположна. Все основные «герои» украинского народа как то Мазепа, Петлюра, Бандера и др. по факту противостояли большинству тех кого, начиная с первой половины двадцатого века, именуют украинцами. Однако для «украинских» националистов мизерность исторических фактов их устраивающих, обратно пропорциональна ненависти к России и желанию говорить за весь народ. Отсутствие фактов для сочинения нужной истории имеет не только негативную сторону. Если национальный миф не обременен референцией, свобода манипуляции только возрастает.

    Отличительной особенностью «украинского» проекта также является исторический мазохизм. Причем этот мазохизм выступает логическим обоснованием «украинского» геройства-отщепенства. Невозможно принять достижения и победы, которые получены в единстве с русскими и благодаря этому единству. Зато можно получать наслаждения от поражений «украинских» героев и «угнетения» украинского народа, которое осуществляли «москали».

    В любом случае идеология «украинского» национализма цельная, не обремененная логикой, соответствием историческим фактам и закрытая для дискуссии. Именно это при определенных условиях и создает ее устойчивость.

    Здесь сразу необходимо оговориться о распространенном тезисе, что «украинский» национализм даже сейчас является маргинальным явлением на Украине. Действительно, поскольку это явление больше квази-религиозного характера, то людей с особым состоянием души соответствующем этой религии ограниченное количество. Однако если говорить о формировании государственной идеологии, то абсолютное большинство исторических учебников Украины написано именно с позиций «украинского» национализма. И многие восточные украинцы начинают принимать идеологию «украинского» национализма, как безальтернативную. Логика отказа от русского для утверждения «украинского» заставляет принимать весь исторический антирусский абсурд даже тех, кто до этого относился к «украинскому» проекту равнодушно, а к своей национальности отстраненно.

    То, что президент Украины один за другим штампует указы, утверждающие антирусскую трактовку истории, как единственно верную историю украинцев есть вполне закономерное явление. Хотя нынешний президент Украины как политик представляет жалкое зрелище, в идеологических вопросах он безупречен. Элита Украины либо сознательно и открыто, либо в силу отсутствия вообще каких либо собственных убеждений, но, связывая свои интересы с современной Украиной, приняла именно «украинствующую» идеологию. Причем если брать за образец последнего премьера Тимошенко, то ее выбор стать своей, прежде всего на Западе Украины, где антирусскость есть центральное звено национальной идентичности, очень символичен. Это свидетельство того, что Восток как политическая величина практически отсутствует.

    Определение русского на Украине

    По планам настоящих «украинцев» восточный украинец, как недо-«украинец», должен исчезнуть под давлением национального просвещения.

    И сейчас все благоволит воплощению этих планов.

    Тип восточного украинца неспособен противостоять русофобской идеологии утверждения истинной «украинской» идентичности. Он вообще не способен противостоять нечему.

    Можно ли считать вопрос закрытым, а Украину окончательно потерянной для России даже как не союзника, а надежного партнера?

    Еще возможно иметь плохие межгосударственные отношения между странами, население которых положительно относится друг к другу, но невозможен обратный вариант. Если тип восточного украинца не способен остановить все усиливающееся доминирование русофобского «украинства», то, что и главное кто мог бы ему противостоять?

    Самый очевидный ответ – ему могли бы противостоять русские. Но этот же ответ является самым сложным. Его сложность обусловлена уже почти вековой советской и постсоветской национальной политикой, результатом чего стала трансформация слова «русские». Закрепление названия русский только за теми, кого ранее именовали великороссами, выведение из этого понятия белорусов и малорусов, навязывание последним нового этнонима украинцы делает весьма проблематичным возрождение его прошлого употребления.

    Ведь, прежде всего, тогда нужно чтобы украинцы, хотя бы восточные украинцы, стали воспринимать русское имя как свое. Однако тогда уже встает вопрос, каково содержание слова «русские»? Если это исключительно понятие принадлежности к определенной этнической общности, то всегда будет возникать проблема с определением границ этой общности. Когда существует некий этнический эталон, то любое отличие будет восприниматься как маргинальность. Главное совершенно невозможно определить, чем одна этническая (субэтническая) культура лучше другой, чем косоворотка лучше вышиванки и т.д.

    C одной стороны определение русского, связанное с вульгарной эссенциалистской (примордиалистской) трактовкой нации, суть которой: нация есть «проросший сквозь века этнос», на Украине будет нести конфликт противопоставления этнических (субэтнических) культур. С другой стороны жесткое различие эссенциалисткого и конструктивистского (инструменталистского) подходов оправдано лишь рамках академической науки. Даже «украинский» национализм, теория которого на 100% примордиалистская, на самом деле стремится конструировать украинскую нацию на основе определенных ценностей и внедрение их в сознание населения. Как уже сказано выше главная черта этих ценностей антирусскость, то есть отрицание любым путем ценностей и идей, связанных с общей русской историей и построением большой русской нации. Осознание же человеком принадлежности к украинской народности по замыслам «украинских» националистов облегчает принятие антирусских национальных ценностей.

    Таким образом, вырисовывается определение русского на Украине (хотя оно во многом ценно и для РФ) актуальное в сложившейся ситуации: русское на Украине это то, что активно отвергает «украинство». Здесь очень важна конкретность отвергаемого объекта. Необходимо четкое осознание того, в чем заключается русофобия «украинства». То есть русские должны знать азы «украинской» идеологии не хуже самих «украинствующих», что бы осознанно их отвергнуть. И в этом смысле у восточных украинцев оснований отвергнуть «украинскую» идеологию (то есть стать настоящими русскими) не меньше, чем у тех, кто считает себя русским по национальности.

    Для Украины основное значение имеет, является ли человек русским по убеждениям.

    Но с русскими убеждениями большая проблема даже у многих русских на Украине, для которых русскость лишь воспоминание о национальности их предков. Что же можно сказать о восточных украинцах?

    Две стратегии просвещения и реабилитация малороссизма

    Русским по убеждениям невозможно родиться, убеждения можно лишь приобрести. Однако для того чтобы возможно массово транслировать ценности формирующие сознания, они должны быть не просто четко сформулированы, но уже разделяться многочисленным сообществом, то есть в хорошем смысле стать стереотипом мышления. Прежде всего, это касается исторического взгляда на формирование русского народа и государства. На данный момент такого массового единого взгляда, который бы учитывал существования «украинства» нет. И здесь необходимо сказать о двух возможных стратегиях его формирования. Обе стратегии могут быть только оппозиционные «украинской», но имеют принципиальное различие.

    Первая заключается в зеркальном отражении логики «украинской» сепаратистской стратегии. Вся история становится жестко подчинена идее существования русского народа (появление которого уходит вглубь тысячелетий) как неделимого целостного организма, без каких либо региональных различий. Возникновение «украинства» объясняется исключительно внешним влиянием, прежде всего разделом Руси после татарского нашествия, а также литовским, польским и австрийским влиянием. Такая концепция, как и «украинская» в основе эссенциалистская. Причем исходя из нее единство должно было как бы осознаваться постоянно, как единство русского народа. Все же противоречия этой теории списываются либо на фальсификацию, а когда на нее это уже списать нельзя объясняются предательством отдельными представителями русского народа под влиянием тех же внешних сил. Главное, что объединяет сторонников эссенциалисткой теории единой русской нации с «украинствующими» это готовность жертвовать логикой и фактами ради торжества их построений.

    Существует и другая возможность оппозиционности «украинству». Суть ее заключается не в том, чтобы параллельно, не взирая ни на что проповедовать русское единство, а стремится утверждать русскость через объективность и соответствие историческим фактам. Этот путь значительно более затратен. Любая реальная история, тем более многовековая история, не соответствует идеологическому мифу о нации, который благодаря отвлеченности от реальности непротиворечив. Но если рассмотреть ситуацию с исторической судьбой Руси, то есть основания полагать, что подтвержденных исторических фактов достаточно как для утверждения общерусского, так и для противостояния «украинству».

    История древней Руси при всей обильности феодальной борьбы не дает, каких либо оснований говорить о разделении на русских и украинцев и тем более о каком либо этническом противостоянии. История после Переславской Рады свидетельствует, что на протяжении всех многочисленных конфликтов большинство малорусского населения, так или иначе, вставало на сторону России. Русская культура имеет общерусские корни. Наиболее выдающиеся представители из тех, кого ныне именуют украинцами работали на ниве общерусской культуры. Все наиболее выдающиеся достижения осуществились в рамках общего государства. Однако необходима оговорка, что все это имеет значение в логике конструктивистского подхода построения нации, который предполагает преодоление местных различий общенациональной культурой. Такую процедуру национального строительства проходили все большие европейские нации. В России эта процедура была прервана большевиками.

    Но и сейчас подход к русской нации как к историческому проекту, а не как к данности является подлинной альтернативой «украинству». Отрицание «украинства» здесь возможно не просто ради утверждения русскости. Отрицание возможно за ложь и противоречие. То есть в основу именно объективные критерий, хотя оценка факта и зависит от позиции интерпретатора. В сложившейся ситуации объективный критерий крайне важен, поскольку служит своеобразным ориентиром. При создании национального мифа крайне трудно прийти к согласию между представителями нации. Цель установить историческую истину содержит принцип, по которым предпочтение отдается обоснованному национальному мифу. Такой проект нации всегда будет незакончен и открыт, более того всегда будет под угрозой вскрытия неудобных фактов. Однако русофобия будет отвергаться не просто по принципу, что это против русских и не выгодно украинцам, но потому что это ложь.

    Важнейшая задача противостояния «украинству» - разведение в сознании населения Украины равенства между национальной и народной (фольклорной) культурой, нацией и этническими общностями. Антирусскую «украинскую» идеологию необходимо отделить от любви к народной украинской культуре. «Украинство» максимально использовало любовь к этнической культуре для достижения своих целей. Поэтому любой общерусский проект в наше время возможен лишь при отсутствии антагонизмов с локальной самобытной культурой. Это кстати касается и современного украинского языка, в основу которого положены несколько украинских диалектов. Человек зараженный «украинством», даже если он исключительно русскоязычен, будет выступать за языковую политику, проводимую ныне на Украине. И наоборот украиноязычный человек общерусских взглядов будет понимать ценность общерусского языка.

    Но если местную самобытность российскому обществу нужно уважать, то на антирусскость «украинства» не должны закрываться глаза не из-за каких либо политкоректных или сиюминутных прагматических соображений. Необходимо четко артикулировать объединяющие ценности. При этом необходим мониторинг насколько эти ценности популярны в украинском обществе.

    Признание общерусских ценностей без отказа от народной самобытности часто называют малороссийством. На этом слове лежит груз лжи и инсинуаций со стороны «украинства». «Украинствующие» пропагандисты пытались представить малороссийство, как холуйство перед русским, как признание в русских старших братьев и т.д.. На самом деле все было с точностью до наоборот. Основа малороссийства это преодоление комплекса ущербности, который присущ «украинству». Поскольку центральное место идеологии малороссизма это не признание монополии на русское среди великорусов и неприятие «украинского» мазохизма.

    Малороссийство в подлинном смысле очень важно для дела объединения или недопущения вражды. Однако нужно признать, что оно сейчас крайне малочисленно. Но это не значит, что оно не имеет перспектив. Для его победы должны возобладать два основных мотива для малороссийства: гордость за общерусское прошлое и вера в совместное будущее и отрицание «украинского» мазохизма.

    И только на третьем месте отрицание «украинства» должны быть связано с нежеланием сориться с Россией из прагматических интересов. Ныне пропаганда на Украине так расставила акценты, что даже многие лояльные к России украинцы готовы рассматривать любые межгосударственные союзы лишь с прагматических позиций. Но естественно, что на основании только выгоды между Россией и Украиной невозможно выстроить прочных отношений и рано или поздно они становятся конфронтационными.

    Русские и пустота

    Российская общественная реакция на Украину как русскую проблему до сих пор находится ниже всякой критики. Именно общественная, поскольку неадекватность действий российской власти на Украине очевидна и признается различными политическими силами. Российское общество долгое время не желало замечать сути происходящего. Последние события все больше развеивают представление об украинцах, как о братском народе, поскольку все активней на политической сцене действуют настоящие «украинцы». И только они и действуют. Несмотря на полное отторжение России украинской властью и наиболее активной частью общества, адекватной реакции в России так и не возникло.

    Самая неадекватная реакция заключается в обвинениях во всем исключительно России. Те, кто вещают о возможности снятия проблем между Украиной и Россией, лишь бы Россия всячески уважала Украину, либо глупцы, либо провокаторы. Наиболее распространены такие взгляды у российских западников-либералов. Но ненамного адекватней воспринимают «украинскую» проблему и многие представители русского национализма, для которых она вроде бы должна быть одной из главных.

    Под маркой русского национализма ныне выступает столько различных направлений и среди них столько откровенных патологий (вплоть до симпатий к «украинскому» национализму), что говорить о единой позиции невозможно. Но все же можно описать некий стандартизированный взгляд. Русское националисты любят утверждать, что «украинство» искусственное явление, выдуманное внешними силами. Одновременно среди русских националистов распространен эссенциалисткий взгляд на нацию. При этом большинство не любит уделять внимание украинской народной самобытности.

    Однако насколько адекватен такой подход? Очевидно, что этнокультурные особенности, которые для поборников «украинской» идеи служили ключевым аргументом для отделения малороссов от остальных русских, имеют совершенно естественное происхождение. Никто в 16-17 веках не обучал жителей (тем более социальные низы) Малой Руси одеваться соответствующим образом или использовать в общении соответствующее наречие. Другой вопрос насколько эти особенности являются непременным условием для создания отдельной нации. Однако для многих поборников «русского единства» эти тонкости излишни. В их мировоззрении украинцев придумали поляки, немцы, американцы и т.д. А если бы их не придумали, то был бы единый русский народ. Понятно, что только заклинанием о едином русском народе невозможно преодолеть плоды «украинствующей» пропаганды. Более того, попытка свести «украинскую» проблему к простейшим формулам, не имеющим или мало имеющим отношение к реальности, не приводит к решению, зато вредит интеллектуальным способностям самих ратующих за общерусское дело. Можно сколь угодно долго убеждать себя в том, что украинский язык придумал Грушевский, а все беды от галичан, но в сложившейся ситуации это принесет только вред.

    У многих русских националистов непопулярна теория о первостепенном значении самосознания для национальной идентификации. Сталкиваясь с ненавистью своих единокровных братьев, которая превосходит часто ненависть «враждебных» инорасовых народов, они испытывают когнитивный диссонанс и пытаются объяснить все внешним влиянием. Хотя значительно проще объявить украинцев инорасовым народом, пришлым на русской земле, и этим объяснить «украинскую» ненависть к русским. Такие теории уже появляются.

    Все это, как и попытки закрыть глаза на «украинскую» и сторожить «добрососедские» отношения в лучшем случае не улучшит и так плачевную ситуацию. Необходима единая и цельная позиция российского общества по «украинскому» вопросу. Единственная возможность исправить положение вещей мирным способом, это создать на Украине общественные силы, отвергающие русофобию и превратить эти силы в большинство.

    Итог

    Нужно признать, что на данный момент те кого принято считать пророссийским населением в основном являются политически не дееспособными идеологически аморфными, а главное, не испытывающими дискомфорт от своей политической ущербности. В целом они замечательные люди, не любящие пачкаться о грязь политики, но политика сама подминает их. При всем нейтральном и даже положительном отношении к русским и России они не решают ничего и по отношению к настоящим «украинцам» являются политическим нулем. Поэтому на Украине нет никакого реального политического движения, стремящегося сместить русофобский режим.

    Главный вопрос для России: возможно ли изменить самосознания восточных украинцев на общерусское и возможно ли изменить их пассивную, вечно обороняющуюся политическую позицию на активную, желающую действий и побед? Сейчас даже нет консенсуса о том, какая идеология должна победить среди восточных украинцев. Тем более нет понимания, как эта идеология овладеет массами. И здесь, как ни странно, нынешняя русофобская вакханалия на Украине может играть положительную роль катализатора нужных процессов. Но для этого необходимо не замалчивать «украинскую» русофобию ради призрачных добрососедских отношений, а наоборот сделать ее центральным местом в восприятии Украины. Русофобию любят отрицать сами «украинствующие». Это вполне объяснимо, поскольку они не хотят поднимать проблемы, способные помешать формированию «украинской» нации. Ее не видят множество русских на Украине, даже не страдающих комплексом национального предательства. Многим так комфортней существовать на территории современной Украины

    Поэтому заострение проблемы, жесткий ригорическй подход к «украинству» как русофобии необходимы для привлечения внимания, прежде всего самих восточных украинцев. Чтобы не пыталась утверждать «украинская» пропаганда ситуация еще не определена. Борьбу за русское (в несоветском смысле) самосознание на Украине необходимо вести в любом случае, поскольку отказ от этого есть лишь удовлетворение чаяний врагов. В украинском обществе должна вызреть необходимость выработки отношения к «украинскому» проекту и к русофобии, как его сущности.

    Обретение восточными украинцами человеческого достоинства и ясных ценностей для активного влияния на внутриукраинскую политику, превращение их в политическое большинство единственная возможность для России иметь с Украиной действительно дружественные отношения. В ином случае будет пусть и тихая, но вражда всегда готовая перерасти в открытый конфликт.

    Успех русского (общерусского) на Украине в противостоянии с «украинским» возможен. Как сказано выше общерусская идея имеет преимущества перед «украинской» потому что значительно в большей степени имела воплощение в реальной истории. Следовательно, ценности, которые формировались в процессе общерусской истории, не имеют столько конфликтов с реальностью, как «украинские» сепаратистские ценности. Но как любые мировоззренческие ценности они должны быть привиты массам, стать стереотипом мышления. Все общерусское должно быть максимально доказано а антирусское опровергнуто. При этом реальные исторические конфликты должны не замалчиваться или игнорироваться, а быть диалектически преодолены. Только таким образом сформированная система ценности пригодна для массовой ретрансляции.

    И только украинец или русский обладающий такой системой ценностей способен сознательно отвергнуть «украинство».
     
  2. Реклама

    Реклама Пользователи

     
    Зарегистрированные пользователи не видят эту рекламу - Регистрация
    #1
  3. браток

    браток Пользователи

    Регистрация:
    28.09.2009
    Сообщения:
    1.689
    Симпатии:
    113
    Адрес:
    Россiйская имперiя, Санктъ-Петербургъ
    Размещенная выше статья, которую я сегодня обнаружил на сайте АПН и перепостил на форум, чем-то сразу мне понравилась. Хотя статья тяжеловесная и изобилует массой стилистических (попадаются даже грамматические) ошибок, - слишком очевидно, что написана она не великороссом, - она всё же заслуживает прочтения. Я бы с удовольствием её подсократил и хорошенько бы отредактировал, но лень, и совершенно нет времени. Очень жаль... Можно было бы сделать из неё конфетку.
     
  4. Глеб_Дикий

    Глеб_Дикий Пользователи

    Регистрация:
    26.08.2009
    Сообщения:
    6.011
    Симпатии:
    134
    Друг мой...

    В Украине живут добродушниые и свободолюбивые люди.

    И "оранжевая революция" лишь подтвердила это...

    По поводы перспективы "жить под одной крышей", так никто не против

    Но... "[SIZE=14pt]Нам не нужен союз чекиста и рецидивиста[/SIZE]"
     
  5. Прохожий

    Прохожий Мелкий поганец

    Регистрация:
    07.05.2007
    Сообщения:
    18.525
    Симпатии:
    868
    Глебушко, пока что ваши же выборы совершенно демократическим путём показали, что вашему народу даже рецидивист милее оранжевых. Вас это так и не заставило задуматься?
     
  6. Глеб_Дикий

    Глеб_Дикий Пользователи

    Регистрация:
    26.08.2009
    Сообщения:
    6.011
    Симпатии:
    134
    Заставило...

    Что могу сказать - печально...
     
  7. Реклама

    Реклама Пользователи

         
     
    Зарегистрированные пользователи не видят эту рекламу - Регистрация
    #1
  8. браток

    браток Пользователи

    Регистрация:
    28.09.2009
    Сообщения:
    1.689
    Симпатии:
    113
    Адрес:
    Россiйская имперiя, Санктъ-Петербургъ
    Обычно я не задерживаюсь даже взглядом на укромовных текстах, словно засиженных мухами из-за обилия каких-то подозрительных точечек. Но здесь меня остановило имя автора. Не скрою, это гениальный и точно выверенный удар по свидомитскому чванству и вечной селюковской глупости т.н. "украинцев". Талантливый человек талантлив во всём. Браво, Бузина!

    Олесь БУЗИНА. Крейсер «Жовто-синя Україна»

    Крейсер «Жовто-синя Україна» був старенький, із совіцького сторожовика перероблений. За комуняцьких часів на ньому турецьких браконьєрів ганяли…

    …щоб вони камбалу у радянського народу не крали. Потім Радянський Союз розпався. Постали незалежні одна від одної Росія і Україна, і московський президент Єльцин – теж перероблений, тільки не зі сторожовика, а зі Свердловського секретаря обкому, взявся пропивать бувший союзний флот. І якось пропив «Жовто-синю Україну», яка ще не знала, що вона «Україна», та ще й жовто-синя, а називалася просто «СтАрАжевой кАрАбль «Гремящий», українському президенту Кучмі. Прямо так у Кремлі і пропив. Як-то кажуть, не приходячи до тями.

    Коли вранці він очумався у калюжі своєї блювотини і коньяку в Георгієвському залі Кремля, то й не пам’ятав, що ще вчора був у нього той «Гремящий». І навіть, кому пропив, не пам’ятав. «А с кем мы вчера пили, Виктор Степанович? – спитав він, переплутавши Березовського з Чорномирдіним. -- С каким-то китайцем?» «Сам ты китаец! - подумав Березовський і ще раз пожалів, що президентом Росії не може бути єврей. – Это ничего, что он все бы украл, зато ничего бы не пропил».

    А у Кучми в Києві в Маріїнському палаці навпаки було «ликованье». «Бачите, що я вам з Москви привіз? – сказав Кучма своїй дочці і зятю – А ви казали, що ваш папа – дурник! Маємо тепер цілий корабель! Ні, навіть, флот! Тепер ми – морська держава!» Дочка поцілувала татка у щоку, а зять зразу став думати, кому можна таке добро перепродать, оформивши його по документам як баркас, а різницю взявши собі чорним налом.

    В українському міністерстві оборони стратегічному виграшу свого головнокомандуючого теж дуже зраділи. «Давайте перейменуємо його у авіаносець!» - сказав один із адміралів, який до незалежності був завідуючим морським клубом у Севастополі і крутив матросам кіно, а за свій «сознательный» перехід на бік української влади зразу виріс з мічмана до контр-адмірала і навчився не тільки колупатися кортиком у носі, а ще й смажити на ньому сало.

    «Як ми можемо його перейменувати в авіаносець, коли у нас нема жодного морського літака? – відрізав йому інший український адмірал, який до незалежності був не завклубом, а завскладом, де зберігалися тільняшки й рятівні круги, тому він набагато краще розбирався у військово-морських питаннях і ставився до свого колеги з деякою поблажливістю. – Що на нього сідатиме? Ворони?»

    Щоб не справляти ідіотського враження за межами держави і одночасно підняти патріотичні настрої всередині її, пропитий Єльциним сторожовик врешті решт вирішили підвищити у званні до крейсера і перейменувати у «Жовто-синю Україну», призначивши його флагманом незалежного флоту.

    Довго дискутували, якою буде форма моряків на новому кораблі. Діячі напівздохлого Руху і інші ультра-націоналісти вимагали, щоб кацапські кльоші для українських матросів обов’язково замінили запорозькими шароварами. Але морські спеціалісти, особливо той досвідчений адмірал, що колись був завскладом, вимагали, щоб то були саме кльоші. «То не кацапські штани! - переконував він. - То такі самі штани, що й на прославленому англійському флоті! А широкі вони знизу, щоб легше з матросів зіскакували, коли корабель тонутиме і хлопці посипляться у воду». «Що ви таке кажете, пане адмірале! – гарячкував у відповідь колишній завклубом. – Наша «Жовто-синя Україна» ніколи не потоне! Вона непотопляєма!»

    Щоб не дійшло до розвалу країни на захід та схід, вирішили до всенародного референдуму не видавати матросам штанів взагалі, бо так буде і дешевше для державного бюджету, і страшніше для сусідніх флотів. Щоправда, зять президента тихенько добився, щоб по секретним бомагам виходило, начебто кожному матросу замовили зразу по дві пари штанів – кльоші для повсякденної форми і шаровари – для парадної. Але ні тих, ні других ніхто ніколи не бачив, хоча гроші за штани на рахунок зятівського заводу по виробництву газових труб, які здалеку нагадують надуті вітром штанини, з казни все ж таки перечислили.

    Після того, як вирішили питання з кльошами, настав час призначать капітана. Зразу знайшлося багато охочих. Але найсильнішими кандидатами були троє. Один уркаган, який змолоду двічі одсидів за кражі матроських шапок. Другий – колишній бухгалтер, випускник славетного Тернопільського сільськогосподарського інституту, що дає освіту вищу, ніж у Сорбонні, і право керувать будь-яким транспортним засобом від вола до Нацбанку. А третє таке, що й казать страшно – по паспорту, наче баба, та ще й з косою, а по ухваткам хуже любого самого вредного мужика.

    Між кандидатами зчинилась бійка. Уркагана підтримувала Москва, бо він дуже добре співав у Кремлі «Мурку», і обіцяв повести «Жовто-синю Україну» курсом норд ост. А, якщо повезе, то навіть перейменувать її у лінкор «Велика Малоросія».

    За бухгалтера стояла горою уся ковбойська Америка. Він був дуже близький їй своєю високою культурою – теж змолоду, як і кожний справжній техаський хлопець, крутив хвости телятам і вправляв роги коровам. «Vitya is a real cowboy!» - вирішили у Білому домі і сказали, що будуть помагать йому і звьоздами, і полосами. Єдина проблема була в тому, що незважаючи на високу культуру, Вітя абсолютно не розбирався у морських питаннях і зовсім не розмовляв рідною для кожного справжнього шкіпера англійською мовою. Навіть з американським акцентом не розмовляв! І не розумів ні бельмеса, хоч на пальцях йому ту мову показуй. Щоб пом’якшити якось цю неув’язку, до нього приставили перекладача – здорову мордату бабу з Госдепа, похожу на боцмана, яка должна була розтовкмачувати йому сигнали з центра.

    А третього кандидата в капітани ніхто не підтримував. Все життя цей кандидат розраховував тільки на власні сили і мужський ідіотизм. А в науці кораблеводіння вважав себе великим професіоналом, бо ще змолоду, коли був не кандидатом, а баришнею, хлопці катали його по Дніпру на лодочці, хватаючи за попу, а один з них навіть пояснив, що таке природній газ і що з ним можна робити, хоча зразу після того пояснення чомусь втік до Америки без газу, але з панамським паспортом.

    В результаті бійки переміг бухгалтер. І як тільки переміг, став ногами спихати все, що міг, з «України» за борт, бо його руки ніколи нічого не крали. Третього кандидата призначили йому старпомом, щоб помагала спихать, і вона зразу од нечистого сумління стала на очах старіти на державній службі, хоча, як і раніше, кокетливо то накручувала, то розпускала косу на голові, запевняючи, що від цих магічних пасів скаче не курс долара, а наповнюється державний бюджет.

    А уркагана загнали у трюм, щоб він там керував кочегарами. Бідолаха огризався і час від часу щось булькав знизу і грозився, що виведе народ на палубу. Але йому ніхто не вірив. Бо навіть сам він, коли виповзав з трюму, де крав вугілля для старого крейсерського котла, ходив по палубі у крокодилячих туфлях, і всі бачили, що він не крокодил, а так, тільки прикидається.

    І так би вони пливли і далі, якби не стали кінчаться матроси. Більшість з них були переведені на «Жовто-синю Україну» з іншого крейсера – «Червона Україна», який потонув прямо на базі коло стінки причалу од нудьги. Були це люди прості, роботящі. Щоправда, дуже любили випить. І не тільки по вихідним, а й по будням, що не дуже добре позначалося на службі.

    А другу, меншу, але дуже свідому (аж до божевілля!) партію матросів, перевели з підводного човна «Галичина», якого ніхто ніколи в очі не бачив – такий він був підводний. Діди цих хлопців колись служили на австро-угорському цісарському флоті, заварюючи кохве панам-офіцерам. І цим дуже пишалися. Хоча брали їх на той флот тільки тому, що вони вміли сплавляти ліс по карпатським річкам. Але на новому місці служби всі вони пнулися чимось командувати і всіх вчити, навіть того адмірала, що був завклубом і сам міг кого-завгодно усьому навчить.

    Матроси з «Галичини» і з «Червоної України» трошки недолюблювали один одного. До бійки між ними, правда, не дійшло, бо їх об’єднувало, що в кожному порту, куди заходила з дружнім візитом «Жовто-синя Україна», і червоноукраїнці, і галичани зразу вискакували за борт з криками: «Ще не вмерли!» і пливли до берега, бо штанів їм так і не видали – лише по парі казьонний трусів, оформлених у соковитих національних барвах.

    Багато їх при цьому потонуло, бо труси ті були дуже широкі, важкі (схожі на укорочені шаровари) і пекельно тягли донизу. Але дехто все ж таки доплив і розселився по всьому світу од Італії до Аргентини. Один навіть влаштувався показувати бойовий гопак у Японії – в Токійському національному цирку його оформили як клоуна. Самураї аж покачувалися од реготу, коли він сідав голим гузном на бамбукового списа, демонструючи своє мистецтво і козацьке презирство до болю.

    Начальство на те масове дезертирство не звертало жодної уваги. Бухгалтер крав ногами ще швидше, ніж раніше, відчуваючи, що час спливає, як морська вода, і його скоро замінять новим капітаном. Помічниця зночі до ранку лазила по чужих кораблях, домовляючись з чужими капітанами, щоб міжнародна капітанська профспілка призначила її замість бухгалтера. А уркаган раптом зрозумів, що море - то не його стихія і просто скис. Одного ранку проснулися од смороду в трюмі, кинулись туди, а там замість уркагана просто стояла стара бочка з солоними огірками, які не годилися, навіть, на закуску.

    І тут роздався страшний гуркіт. «Жовто-синя Україна» на повному ходу налетіла на косу Тузла (точніше, на те, що від неї осталося після того, як її розмили своєю дамбою москалі), і стала прямо поперек Керченської протоки. Гору води поперло на палубу. Бухгалтера змило за борт. Він випливав на бочці зі скислими огірками, тримаючи чомусь в руках бджолиний вулик, який невідомо звідки взявся на бойовому кораблі, і верещав: «Рятуйте!» Помічниця, не втрачаючи душевної рівноваги, одчепила з голови косу, пов’язану рятівним кругом, жбурнула її в воду і сама стрибнула услід разом з корабельною касою. Матроси, які ще не встигли повтікати по закордонних портах, зарепетувати. Одні кричали: «Міцніть націю!» Інші: «Дайош федерацію!» Ось-ось мало дійти до бійки. У крейсера відвалилась корма, злетіла з борту табличка з назвою, і од усього цього гармидеру прокинулись у Кремлі двоє якихось людей, і один з них (чи то президент, чи то прем’єр) спитав іншого: «Что там гремит в прихожей?» І почув відповідь: «Да это наш «Гремящий» возвращается на базу»… «Ну-ну», - сказав прем’єр-президент і знову завалився спати, укрившись ковдрою з двоголовим царським орлом.

    Для тех, кто не захотел читать на мове:

    Крейсер "Желто-синяя Украина" был стареньким, из советского сторожевика переделанный. При комуняцких временах на нем турецких браконьеров гоняли, что бы они камбалу у советского народа не крали. Потом Советский Союз распался. Появились независимые одна от другой Россия и Украина, и московский президент Ельцин, – тоже переделанный, только не из сторожевика, а из Свердловского секретаря обкома, взялся пропивать бывший союзный флот. И как-то пропил "Желто-синюю Украину", которая еще не знала, что она «Украина», да еще и желто синяя, а называлась просто «СтАрАжевой кАрАбль «Гремящий», украинскому президенту Кучме. Прямо так в Кремле и пропил. Как говорят, не приходя в сознание.

    Когда утром он очнулся в луже своей блевотины и коньяке в Георгиевском зале Кремля, то и не помнил, что еще вчера был у него тот «Гремящий». И даже, кому пропил, не помнил. «А с кем мы вчера пили, Виктор Степанович? – спросил он, перепутав Березовского из Черномырдиним. -- С каким-то китайцем?» «Сам ты китаец! - подумал Березовский и еще раз пожалел, что президентом России не может быть еврей. – Это ничего, что он все бы украл, зато ничего бы не пропил».

    А у Кучмы в Киеве в Мариинском дворце наоборот было «ликованье». «Видите, что я вам из Москвы привез? – сказал Кучма своей дочери и зятю – А вы говорили, что ваш папа – дурачок! Имеем теперь целый корабль! Нет, даже, флот! Теперь мы – морское государство!» Дочь поцеловала папочку в щеку, а зять сразу стал думать, кому можно такое добро перепродать, оформив его по документам как баркас, а разницу взяв себе черным налом.

    В украинском министерстве обороны стратегическому выигрышу своего главнокомандующего тоже очень обрадовались. «Давайте переименуем его в авианосец!» - сказал один из адмиралов, который к независимости был заведующим морским клубом в Севастополе и крутил матросам кино, а за свой «сознательный» переход на сторону украинской власти сразу вырос с мичмана до контр-адмирала и научился не только ковыряться кортиком в носу, а еще и жарить на нем сало.

    «Как мы можем его переименовать в авианосец, когда у нас нет ни одного морского самолета? – отрезал ему другой украинский адмирал, который к независимости был не завклубом, а завскладом, где сохранялись тельняшки и спасательные круги, потому он намного лучше разбирался в военно-морских вопросах и относился к своему коллеге с некоторой снисходительностью. – Что на него будет садиться? Вороны?»

    Чтобы не производить идиотского впечатления за пределами государства и одновременно поднять патриотические настроения внутри нее, пропитой Ельциным сторожевик в конечном итоге решили повысить в звании к крейсеру и переименовать в «желто-синюю Украину», назначив его флагманом независимого флота.

    Долго дискутировали, какой будет форма моряка на новом корабле. Деятели полусдохшего Руха и другие ультра-националисты требовали, чтобы кацапские клеши для украинских матросов обязательно заменили запоржскими шароварами. Но морские специалисты, особенно тот опытный адмирал, который когда-то был завскладом, требовали, чтобы то были именно клеши. «То не кацапски штаны! - убеждал он. - То такие же штаны, что и на прославленном английском флоте! А широкие они снизу, чтобы легче с матросов соскакивали, когда корабль будет тонуть и ребята посыпятся в воду». «Что вы такое говорите, пане адмирал! – гарячился в ответ прежний завклубом. – Наша «желто-синяя Украина» никогда не утонет! Она непотопляема!»

    Чтобы не дошло до развала страны на запад и восток, решили к всенародному референдуму не выдавать матросам штанов вообще, потому что так будет и более дешево для государственного бюджета, и страшнее для соседних флотов. Правда, зять президента тихонько добился, чтобы по секретным бомагам выходило, вроде бы каждому матросу заказали сразу по две пары штанов – клеши для повседневной формы и шаровары – для парадной. Но ни тех, ни вторых никто никогда не видел, хотя деньги за штаны на счет зятевского завода по производству газовых труб, которые издалека напоминают надутые ветром штанины, из казны все же перечислили.

    После того, как решили вопрос с клешами, наступило время назначить капитана. Сразу нашлось много желающих. Но самыми сильными кандидатами были трое. Один уркаган, который смолоду дважды отсидел за кражи матросских шапок. Второй – прежний бухгалтер, выпускник славного Тернопольского сельскохозяйственного института, который дает образование более высокое, чем в Сорбонне, и право управлять любым транспортным средством от вола до Нацбанка. А третье такое, что и казать страшно – по паспорту, как будто баба, да еще и с косой, а по ухваткам хуже дорогого самого вредного мужика.

    Между кандидатами поднялась драка. Уркагана поддерживала Москва, потому что он очень хорошо пел в Кремле «Мурку», и обещал повести «желто-синюю Украину» курсом норд ост. А, если повезут, то даже переименовать ее в линкор «Большая Малороссия».

    При бухгалтере стояла горой вся ковбойская Америка. Он был очень близок ей своей высокой культурой – тоже смолоду, как и каждый настоящий техасский парень, крутил хвосты теленкам и вправлял рога коровам. «Vitya is а real cowboy!» - решили в Белом доме и сказали, что будут помагать ему и звездами, и полосами. Единственная проблема была в том, что невзирая на высокую культуру, Витя абсолютно не разбирался в морских вопросах и совсем не разговаривал на родном для каждого настоящего шкипера английском языке. Даже с американским акцентом не разговаривал! И не понимал ни бельмеса, хоть на пальцах ему тот язык показывай. Чтобы смягчить как-то эту неувязку, к нему приставили переводчика – здоровой мордастой бабы из Госдепа, похожу на боцмана, какая должна была разяснять ему сигналы из центра.

    А третьего кандидата в капитаны никто не поддерживал. Всю жизнь этот кандидат рассчитывал только на собственные силы и мужской идиотизм. А в науке кораблевождения считал себя большим профессионалом, потому что еще смолоду, когда был не кандидатом, а барышней, ребята катали его по Днепру на лодке, хватая за попу, а один из них даже объяснил, что такое природный газ и что с ним можно делать, хотя сразу после того объяснения почему-то убежал в Америку без газа, но с панамским паспортом.

    В результате драки победил бухгалтер. И как только победил, стал ногами спихивать все, что мог, из «Украины» за борт, потому что его руки никогда ничего не крали. Третьего кандидата назначили ему старпомом, чтобы помогала спихивать, и она сразу от нечистой совести стала на глазах стареть на государственной службе, хотя, как и раньше, кокетливо то накручивала, то распускала косу на голове, заверяя, что от этих магических пасов скачет не курс доллара, а наполняется государственный бюджет.

    А уркагана загнали в трюм, чтобы он там руководил кочегарами. Бедняга огрызался и время от времени что-то булькав снизу и грозився, что выведет народ на палубу. Но ему никто не верил. Потому что даже сам он, когда выползал из трюма, где крал уголь для старого крейсерского котла, ходил по палубе в крокодиловых туфлях, и все видели, что он не крокодил, а так, только притворяется.

    И так бы они плыли и дальше, если бы не стали кончатся матросы. Большинство из них были переведены на «желто-синюю Украину» с другого крейсера – «Красная Украина», который утонул прямо на базе круг стенки причала от скуки. Были это люди простые, трудолюбивые. Правда, очень любили випить. И не только по выходным, но и по будням, что не очень хорошо отражалось на службе.

    А вторую, более малую, но очень сознательную (вплоть до безумия!) партию матросов, перевели из подводной лодки «Галичина», которого никто никогда в глаза не видел – такой он был подводным. Деды этих ребят когда-то служили на австро-венгерском цисарском флоте, заваривая кофе господам-офицерам. И этим очень гордились. Хотя брали их на тот флот только потому, что они умели сплавлять лес по карпатским рекам. Но на новом месте службы все они тянулись чем-то командовать и всех учить, даже того адмирала, который был завклубом и сам мог кого угодно всему научить.

    Матросы из «Галичины» и из «Красной Украины» немножко недолюбливали друг друга. К драке между ними, правда, не дошло, потому что их объединяло, что в каждом порту, куда заходила с дружественным визитом «желто-синяя Украина», и красноукраинцы, и галичане сразу выскакивали за борт с криками: «Ще не вмерли!» и плыли к берегу, потому что штанов им так и не выдали – лишь по паре казенных трусов, оформленных в сочных национальных красках.

    Много их при этом утонуло, потому что трусы те были очень широкими, тяжелыми (похожие на укороченные шаровары) и адски тянули книзу. Но кое-кто все же доплыл и расселился по всему свету от Италии до Аргентины. Один даже устроился показывать боевой гопак в Японии – в Токийском национальном цирке его оформили как клоуна. Самураи аж покатывались от хохота, когда он садился голым гузном на бамбуковое копье, демонстрируя свое искусство и казацкое презрение до боли.

    Начальство на то массовое дезертирство не обращало ни малейшего внимания. Бухгалтер крал ногами еще быстрее, чем раньше, чувствуя, что время проходит, как морская вода, и его скоро заменят новым капитаном. Помощница с вечеру до утра лазила по чужим кораблям, договариваясь с чужими капитанами, чтобы международный капитанский профсоюз назначил ее вместо бухгалтера. А уркаган вдруг понял, что море - это не его стихия и просто скис. Одним утром проснулся от вони в трюме, ринулись туда, а там вместо уркагана просто стояла старая бочка с солеными огурцами, которые не годились, даже, на закуску.

    И здесь раздался страшный грохот. «желто-синяя Украина» на полном ходу налетела на косу Тузла (точнее, на то, что от нее осталось после того, как ее размыли своей дамбой москали), и стала прямо поперек Керченского пролива. Гору воды поперло на палубу. Бухгалтера смыло за борт. Он выплывал на бочке со скисшими огурцами, держа почему-то в руках пчелиный улей, который неизвестно откуда взялся на боевом корабле, и верещал: «Спасайте!» Помощница, не теряя душевное равновесие, сняла с головы косу, связанную спасательным кругом, бросила ее в воду и сама прыгнула вслед вместе с корабельной кассой. Матросы, которые еще не успели убежать по заграничным портам, заверещали. Одни кричали: «Сильную нацию!» Другие: «Даёшь федерацию!» Вот-вот могло дойти до драки. У крейсера отвалилась корма, слетела с борта табличка с названием, и от всей этой кутерьмы проснулись в Кремле двое каких-то людей, и один из них (то ли президент, то ли премьер) спросил другого: «Что там гремит в прихожей?» И услышал ответ: «Да это наш «Гремящий» возвращается на базу». «Ну-ну»- сказал премьер-президент и опять завалился спать, укрывшись одеялом с двуглавым царским орлом.
     
  9. браток

    браток Пользователи

    Регистрация:
    28.09.2009
    Сообщения:
    1.689
    Симпатии:
    113
    Адрес:
    Россiйская имперiя, Санктъ-Петербургъ
    Новый лозунг, выдвинутый вашим агитпропом?

    По мне - пошловато и неумно.

    Никакого союза больше не будет.

    К вам будет назначен генерал-губернатор.

    Oui, oui, cher ami!
     
  10. Глеб_Дикий

    Глеб_Дикий Пользователи

    Регистрация:
    26.08.2009
    Сообщения:
    6.011
    Симпатии:
    134
    ... так никто и не сомневался...в Вашей нацистской позиции.

    Но Вы в меньшинстве...
     
  11. браток

    браток Пользователи

    Регистрация:
    28.09.2009
    Сообщения:
    1.689
    Симпатии:
    113
    Адрес:
    Россiйская имперiя, Санктъ-Петербургъ
    А Вы, я так полагаю, конечно же, АНТИФА?
     
  12. Глеб_Дикий

    Глеб_Дикий Пользователи

    Регистрация:
    26.08.2009
    Сообщения:
    6.011
    Симпатии:
    134
    Антифа? не смешите меня.

    Антифа это марионетки Кремля, созданные специально для запутывания общества.

    У них очень специфическая роль, требующая отдельно открытой темы...
     
  13. Реклама

    Реклама Пользователи

     
    Зарегистрированные пользователи не видят эту рекламу - Регистрация
    #1
  14. браток

    браток Пользователи

    Регистрация:
    28.09.2009
    Сообщения:
    1.689
    Симпатии:
    113
    Адрес:
    Россiйская имперiя, Санктъ-Петербургъ
    Позвольте представиться: РУССКИЙ, просто РУССКИЙ.
     
  15. AGREGATE

    AGREGATE Пользователи

    Регистрация:
    06.02.2009
    Сообщения:
    755
    Симпатии:
    9
    Адрес:
    Харкiв
    чей? :lol2:
     
  16. браток

    браток Пользователи

    Регистрация:
    28.09.2009
    Сообщения:
    1.689
    Симпатии:
    113
    Адрес:
    Россiйская имперiя, Санктъ-Петербургъ
    Когда AGREGATE начинает заниматься рукоблудием, он сразу падает в обморок. У украинских пигмеев с их смешными агрегатами кровь сразу же оттекает от мозгов.
     
  17. Глеб_Дикий

    Глеб_Дикий Пользователи

    Регистрация:
    26.08.2009
    Сообщения:
    6.011
    Симпатии:
    134
    "Мы, Божией милостию, Серафим Первый, Император и

    Самодержец Всея Руси, данным Манифестом высочайше и

    всемилостивейше объявляем диявольское, заглотное и кровавое

    коммунистическое правление низложенным.

    Зловонючая партия КПГБ распущена и объявлена вне закона.

    Пропаганда коммунистической идеологии приравнена к числу

    тягчайших государственных преступлений.

    Россия объявляется Единой и неделимой Империей с

    монархической формой правления. Деление Империи на

    республики отменяется. Основной административной единицей

    на местах является губерния во главе с назначенным Нами

    губернатором.

    Империя располагается на территориях, находившихся ранее

    под контролем бесовской шайки КПГБ, включая в себя также

    Польшу, Болгарию и Румынию в виде отдельных губерний.

    Вся полнота власти принадлежит Императору, который

    осуществляет ее через назначенный им Правительствующий

    Сенат, Кабинет министров и Комитет губернаторов.

    Бывшие органы госбезопасности (служба БЕЗО)

    преобразовываются в Комитет народного спокойствия (КНС),

    главою которого назначается любезный Нам и Нашим

    верноподданным Богобоязненный христианин Леопольд

    Зильберович.

    Всем бывшим коммунистам предлагается сдать свои членские

    билеты в губернские, уездные и волостные отделения КНС и

    пройти через церковное покаяние.

    Всем остальным Нашим любезным подданным предлагается

    соблюдать спокойствие и порядок, выявлять заглотных

    коммунистов и плюралистов, уклоняющихся от регистрации и

    покаяния, проявлять бдительность и нетерпимость ко всем

    проявлениям лживой и мерзопакостной коммунистической

    идеологии.

    Данный Манифест Высочайше повелеваю зачитать на площадях,

    в Церквах и других местах общественного скопления, а также в

    воинских частях, соединениях и на кораблях Императорского

    Военно-Морского флота.

    С нами Бог!

    Серафим Первый, Император и Самодержец Всея Руси".

    Ссылки могут видеть только зарегистрированные пользователи. Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь для просмотра ссылок!

     

Предыдущие темы

Поделиться этой страницей