Скрыть объявление
Здравствуй, дорогой посетитель!

Рады вашему визиту на Форум Санкт-Петербурга.

Для удобства чтения форума, общения и новых знакомств приглашаем вас зарегистрироваться и присоединиться к нашей компании.

После регистрации ждем вас в теме для новичков форума - зайдите, поздоровайтесь и расскажите немного о себе :)

Хорошего вам дня!

Республика Ингерманландия

Тема в разделе "Партии, выборы, оппозиция", создана пользователем Русский Либерал, 25 сен 2010.

  1. Русский Либерал

    Русский Либерал Пользователи

    Регистрация:
    22.09.2010
    Сообщения:
    90
    Симпатии:
    3
    16 сентября 2010 года 13:28 | Ирина Смирнова Текст Фото Видео

    Санкт-Петербург: Ингерманландию выжгут нашатырем

    Рассуждать о будущем и даже читать стихи в Питере становится опасно

    Даниил Коцюбинский

    Во вторник вечером во время свободной дискуссии питерских журналистов, краеведов, историков, археологов, поэтов и художников, на которую пресс-клуб «Зеленая лампа» пригласил желающих в старинный особняк на Гагаринской,3, раздался грохот – в помещение что-то кинули, а потом едкий запах газа, похожего на аммиак, заставил особо чувствительных покинуть помещение.

    - Сначала мы услышали, как что-то грохнули при входе, кто-то приоткрыл дверь с улицы и бросил три бутылки с нашатырным спиртом. Две из них разбились, - рассказал «Свободной прессе» один из координаторов клуба «Ингрия» Виктор Николаев, - мы почувствовали резкий запах, который сложно было идентифицировать. Ребята пошли посмотрели, мало ли, что-то взорвалось? Увидели, что разлита дурно пахнущая жидкость, выглянули на улицу, увидели быстро убегающих молодых людей. Как раз подходило время перерыва, мы проветрили и через 15 минут продолжили дискуссию. Все было достаточно спокойно. Хотя говорят, что эти люди спустя какое-то время вернулись и стояли на углу Гагаринской и Чайковского. Кто это был, неизвестно, никаких требований они не предъявляли, но я могу предположить, что это были хулиганы, которым не понравилась тема нашего собрания.

    Во время дискуссии

    «СП»: - Виктор, расскажите, Ингерманландия – что это? Культурно-политическое пространство? Территория? Страна? Миф?

    - Это наша земля, на которой мы живем. Ингерманландия - историческое слово. Когда Петр Первый пришел на эти земли, он ничего не переименовывал, он создал Ингерманландскую губернию, которая в те годы простиралась от моря до моря, в ее состав входили Ярославль, Тверь, губернатором был Меньшиков Александр Данилович. Люди, которые тут жили, по большому счету не менялись, им присущи определенные черты вне зависимости от того, какой они национальности, какой этнической группы, славяне они или угро-финны. Здесь была уникальная историческая общность, когда жили рядом, знали языки друг друга, брали жен из соседних деревень, постоянно перемешивались, но позиционировали себя как русские, как ижорцы, как водь, как сету, как ингерманладские финны.

    «СП»: - В чем состоит ваша идея, которая так раздражает провокаторов?

    - Наша идея состоит в том, что земля должна принадлежать людям, которые на ней живут, они сами должны определять, как им жить, избирать себе органы управления, власти. В составе ли Российской Федерации, в составе Евросоюза, какого-то другого сообщества, полностью ли независимо. Как это можно назвать? Северная Русь? По большому счету, это неважно. Мы выступаем за то, чтобы самоуправление строилось не сверху по вертикали, а снизу, по региональному принципу. Чтобы каждый регион самоуправлялся, и если ему нужна какая-то надстройка сверху, пусть каждый делегирует наверх те полномочия, которые необходимо. Может быть, нужна некая армия, защита от супостата. Вот такая идея, но нельзя говорить, что все сторонники Ингерманландии ее придерживаются. Как ни забавно, именно идея регионализма, идея общей семьи объединила людей совершенно разных политических взглядов: среди нас есть люди, либерально мыслящие, демократы, националисты, монархисты, коммунисты, социал-демократы, анархисты…Нас объединяет общее отношение к нашей земле и понимание того, что все должно строиться снизу, от народа.

    Однако тема Ингерманландии многим не нравится. Сторонникам империи, упертым либералам, упертым националистам, антифашистам. Либералы считают нас негодяями и сторонниками власти, власти считают нас либералами, нацисты считают нас антифашистами, антифа считают нас нацистами, их объединяет одно, это все люди малоадекватные. А у нас была очень конструктивная дискуссия. Собрались люди с разными политическими взглядами и представлениями о будущем Ингерманландии, Невского края, с разными взглядами на настоящее и даже на прошлое.

    Мы ежегодно проводим конференции, но в этом году решили, что формат конференции себя изжил, решили провести открытую дискуссию и обсуждение.

    «СП»: - Но, выходит, о политике и культуре сегодня в Петербурге говорить небезопасно? Можно подвергнуться нападению?

    - Вообще опасно жить в этой стране, подвергнуться нападению можно всегда, вне зависимости от того, что ты делаешь. Мы находимся, будто в оккупации. С одной стороны ситуацию никто не контролирует, а с другой - власти не дают взять ее под контроль. При этом одинаковым гонениям подвергаются и коммунисты, и националисты, и фашисты, и антифашисты, и сепаратисты, и имперцы. Конечно, мы все равно будем делать то, что мы делаем, пусть кому-то и не нравится, что Ингерманландия есть. Кто хотел по этому поводу что-то сказать, все были приглашены, вход был свободный. Можно было войти и высказать свою точку зрения. Далеко не все были согласны с докладчиками, да и сами докладчики критиковали друг друга.

    - Это было, конечно, не случайным событием, - рассказала «СП» руководитель независимого пресс-клуба «Зеленая лампа» Елена Лиханова, – кем это было организовано, я могу только догадываться. На вид это юноши молодецкого возраста.

    «СП»: - А вы их видели?

    - Конечно, видела, и лица запомнила очень хорошо. Их было четверо, они якобы пришли на дискуссию, остановились у входа, сказали, что ждут своего товарища. Потом они швырнули какие-то ампулы и бутылки, одна из которых не разбилась, остальные разбились с резким запахом нашатыря. Такого раньше у нас никогда не было.

    «СП»: - Вы считаете, что эта выходка адресована именно тем людям, которые собрались вчера на это мероприятие?

    - Конечно! Эти мальчики были здесь не случайно, они понимали, куда они пришли и для чего.

    Наша справка

    По данным Википедии

    Ссылки могут видеть только зарегистрированные пользователи. Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь для просмотра ссылок!

    Ингерманла́ндия (швед. Ingermanland, фин. Inkeri или Inkerinmaa, эст. Ingeri или Ingerimaa; Ингрия, Ижора, Ижорская земля, Приневский край) — этнокультурный и исторический регион, расположенный по берегам Невы, ограниченный Финским заливом, рекой Нарвой, Чудским озером на западе и Ладожским озером с прилегающими к нему равнинами на востоке. Границей с Финской Карелией считается река Сестра.

    В 1708 году эти земли вошли в состав обширной Ингерманландской губернии, с 1710 — Санкт-Петербургской Губернии, а с 1927 года — Ленинградской области (следует отметить, что границы этих образований не совпадают друг с другом и значительно менялись с течением времени).

    Историческая Ингерманландия включает в себя город Санкт-Петербург, а также районы Ленинградской области: Волосовский, Всеволожский, Гатчинский, Кингисеппский, Ломоносовский, Тосненский, а также запад Кировского района до реки Лава[1]

    Русская Ижора-Ингерманландия - Регионализм и самоидентификация

    Многие годы раздаются возгласы- Когда же мы наконец обретем основы нашего движения!?... Где Идея?!... Мы слишком мало читаем собственные российские сайты... Вот нашел ссылку на интересный сайт "Ингрия"

    Ссылки могут видеть только зарегистрированные пользователи. Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь для просмотра ссылок!

    На сайте масса интересной информации, в частности статья краеведа Виктора Шаву – «Русская Ингерманландия» .

    Вот пара слов из статьи - "я убежден в том, что русское будущее прекрасно, что в XXI веке действительно наступит Эра Водолея, благоприятная Руси, во время которой русские регионы или государства выйдут в мировые лидеры, оставив за собой и США, и Китай, и старую Европу, взяв в союзники восточноевропейских славян и народы Севера. Однако для этого русским предстоит преобразиться самим: в первую очередь – отвергнуть имперские амбиции, для того чтобы на равных войти в этот братский союз."

    И так читаем и пиарим!

    Так уж сложилось, что именно в Ингерманландии, а вовсе не в Великом Новгороде с его историческими традициями, не в территориально-близкой к Евросоюзу Калининградской области (Восточной Пруссии) и не в максимально-удаленном от Москвы Приморском крае, наиболее мощное развитие получил процесс региональной самоидентификации (identity). Этот процесс детально исследовался многими петербургскими учеными, общественными деятелями, журналистами. Поэтому не буду подробно останавливаться на его исторических корнях.

    Стоит, однако, подробнее остановиться на русском аспекте этого процесса, дабы опровергнуть обвинения в «иностранном», «немецком» и «финском» происхождении этой identity (автор не видит ничего плохого в «иностранном» происхождении подобной самоидентификации, но объективности ради стоит подчеркнуть ее русские корни).

    Начать следует с того, что региональная самоидентификация в этом регионе всегда была своего рода смесью между «национальным» (живущие здесь, местные, аналог беларусского «тутейшие») и «интернациональным». Последнее понятие следует расшифровать подробнее – в связи с неоднозначностью его трактовки в современных российских условиях.

    Стоит вспомнить, что именно на территории Приневского края бок о бок проживали славяне и угро-финны, представляя собой уникальный образец симбиоза: жили черезполосно (славянская деревня – угро-финская, снова славянская и снова – угро-финская). Все жители края – и эта традиция сохранялась не только при Новгородской республике, но частично и при Российской империи – знали язык друг друга, могли свободно общаться, торговать, ходили друг к другу в гости, вместе отмечали праздники – особенно дохристианские (Юханнус, он же Иванов день и проч.), брали жен из соседних народов. Однако при этом народы не смешивались, не ассимилировали, сохраняя свою самобытность, уклад и традиции – именно этот факт следует признать уникальным.

    Само слово «Ингерманландия» шведское (что, впрочем, не отрицает его «русскости» - ибо во-первых Рюрик со своей русью по одной из гипотез прибыл из Дании, а во-вторых, никому не мешают «не вполне русские корни» названия «Санкт-Петербург». «Ингерманландия» с этой точки зрения вполне укладывается в западничество Петра Великого, назначившего кстати, губернатором и Великим Князем Ингерманландским светлейшего Александра Даниловича Меншикова.

    Кроме того, стоит вспомнить, что шведы всего-навсего использовали самоназвание местных жителей – ижор (к слову сказать, на тот момент – православных и поэтому после падения Новгородской республики подвергавшихся серьезным гонениям со стороны шведской короны). Ижоры (инкери) называли Приневье «Инкери маа» - «Ижорская земля». Шведы же, не разобравшись в языковых особенностях (в отличие от новгородцев, кстати) просто добавили корень «ланд» - тоже, собственно, «земля». Поэтому название «Ингерманландия» представляет собой исторически-лингвистический казус, что-то вроде «Ижорской земли земля».

    Впрочем, есть и другое объяснение названию «Ингерманландия». Согласно легенде, эти земли получили его от имени принцессы Ингигерды, супруги Ярослава Владимировича, причисленной к лику святых под именем св. Анны Новгородской и похороненной в Софийском соборе Великого Новгорода.

    Вообще вопрос русской либо угро-финской самоидентификации довольно активно обсуждается внутри группы граждан Санкт-Петербурга, именующих себя «инегрманландцами» и (для того, чтобы отличить свою identity от этнических финнов-инкери) «практикующими краеведами» (т.е. не просто изучающих историю своего края, но и творящих эту историю).

    Стоит отметить, что одна часть практикующих краеведов активно ищет в своем генеалогическом древе угро-финские корни (и разумеется, находит, поскольку проживавшие веками на одной территории и постоянно перемешивающиеся народы имеют, в принципе, схожий генетический код). Эта часть практикующих краеведов особо почитает финского маршала Карла Густава Маннергейма и героя Северной Ингерманландии полковника Георгия (Юрье) Эльфенгрена. Некоторые из них изучают ингерманландский диалект финского языка.

    Другая часть практикующих краеведов особо подчеркивает свои русские, славянские корни. Они, в первую очередь, изучают новгородские традиции, почитают первопроходцев-ушкуйников, Василия Буслаева, основоположника – Рюрика (и одновременно Вадима Храброго). Некоторые из них собираются добиваться канонизации Марфы Борецкой (легендарной Марфы-посадницы). Отдельно стоит упомянуть группу, занимающуюся реконструкцией новгородского языка и его северного поморского диалекта.

    Необходимо пояснить, что спор о первоистоках ингерманландской identity ведется чисто теоретический, и не привел (во всяком случае, на настоящий момент) к расколу движения практикующих краеведов. Большинство участников все-таки сходится во мнении о двух (как минимум двух – упомянутых) источниках и составных частях этой самоидентификации. Тем более что с одной стороны и Маннергейм, и Эльфенгрен до революции 1917 года служили в русской армии, а с другой Новгородская республика всегда защищала угро-финнов – и ижорцев, и карел, и вепсов, и другие народы – от посягательств со стороны Швеции, Ливонии и Московии.

    Свое будущее ингерманландские практикующие краеведы видят в составе северной конфедерации русских регионов, либо (в случае неблагоприятного для России развития событий) – в качестве независимого русского государства в границах либо современной Ленинградской области, либо – Северо-Западного федерального округа.

    В этой связи вновь поднятая властями ранее постоянно отвергавшаяся идея об объединении Санкт-Петербурга и Ленинградской области в единый субъект Федерации – Невский край – играет на руку сторонникам автономизации.

    Потому что в результате (и это ясно всем, включая федералов) образуется фактически готовое европейское государство с населением около 6 млн человек, граничащее с несколькими странами Евросоюза и фактически замыкающее разомкнутое сегодня с востока «Балтийское кольцо». Невский край по сути своей – та же Русская Ингерманландия, разница лишь в названии. Но все мы знаем, что название – вещь до определенной степени условная. В свое время Петербург с честью носил имя и Петрограда, и Ленинграда – при всех минусах этого положения. В конце концов, вопрос названия всегда можно исправить в будущем.

    Проклятый XX век – эпоха мировых войн и революций, будем надеяться, ушел в прошлое. Однако только мы, граждане – в состоянии сделать так, чтобы это прошлое не вернулось. За примерами ходить недалеко: совсем недавно предыдущий президент и «гарант» Конституции РФ вещал о «необратимости реформ и демократических преобразований». И вот его преемник вполне обратил и реформы, и демократические преобразования вспять: в стране снова попирают права человека, снова – неудовлетворенные имперские амбиции ссорят нас с соседями и вчерашними друзьями, снова появились политзаключенные, итоги приватизации пересматриваются, а с неугодными бизнесменами поступают также, как с неугодными государственными деятелями и журналистами.

    Тем не менее, я убежден в том, что русское будущее прекрасно, что в XXI веке действительно наступит Эра Водолея, благоприятная Руси, во время которой русские регионы или государства выйдут в мировые лидеры, оставив за собой и США, и Китай, и старую Европу, взяв в союзники восточноевропейских славян и народы Севера. Однако для этого русским предстоит преобразиться самим: в первую очередь – отвергнуть имперские амбиции, для того чтобы на равных войти в этот братский союз.

    Для этого предстоит много и плодотворно работать, трудиться, не покладая рук, но главное – думать. Осознавать, для чего и на благо кого мы работаем и трудимся, строим дома и растим детей. Ответ на этот вопрос очень прост – только для себя, во имя себя и во имя своих детей. К сожалению, осознание этой простой истины – что интересы русских лежат не где-то за тридевять земель или в далеком «светлом будущем», а здесь и сейчас – еще не пришло к нам. И наше будущее напрямую зависит от той скорости, с которой мы это осознаем. Потому что в противном случае русский народ ждет участь очень многих наций и национальностей – исчезновение. Сколько таких народов исчезло с лица Земли за историю Человечества – и не счесть. А на их место всегда приходили другие, это вполне объективное развитие событий.

    Еще раз стоит упомянуть, что неотъемлемой частью русского будущего (если оно, конечно, наступит когда-нибудь) является Свобода. Только свободные народы смогут ответить на те вызовы, которые ставит перед нами глобальное будущее. Рабы, пресмыкающиеся перед государством и диктатурой – обречены. По всей видимости, что история дает русским уже самый последний шанс. И не использовать его было бы до обидного глупо.

    Виктор ШАВУ, практикующий краевед
     
    Последнее редактирование модератором: 25 сен 2010
  2. Реклама

    Реклама Пользователи

     
    Зарегистрированные пользователи не видят эту рекламу - Регистрация
    #1

Предыдущие темы

Поделиться этой страницей