Скрыть объявление
Здравствуй, дорогой посетитель!

Рады вашему визиту на Форум Санкт-Петербурга.

Для удобства чтения форума, общения и новых знакомств приглашаем вас зарегистрироваться и присоединиться к нашей компании.

После регистрации ждем вас в теме для новичков форума - зайдите, поздоровайтесь и расскажите немного о себе :)

Хорошего вам дня!

Политические коробейники

Тема в разделе "Политика в России", создана пользователем Klark, 24 сен 2007.

  1. Klark

    Klark Пользователи

    Регистрация:
    23.09.2007
    Сообщения:
    176
    Симпатии:
    0
    После длительного периода спячки и отстраненного созерцания безобразной и губительной деятельности чиновничье-олигархического правительства, и их приспешников, мы вновь наблюдаем рост политической активности народа. Политическое просвещение российских граждан сегодня значительно продвинулось вперед, что особенно заметно по реакции записных политиков, по тону правительственных газет, которые неустанно твердят об экономической стабильности, о правительственных программах, которые направлены на решение насущных проблем граждан. Президент, депутаты, правительство постоянно заявляют, что они только и заняты повышением качества жизни народа, только и думают, как поднять жизненный уровень пенсионеров, врачей, учителей, рабочих.

    Видимо, именно с этой целью, государственной компанией «Газпром», и было выкуплено у Романа Абрамовича, аж за 13 миллиардов долларов, 72% акций «Сибнефти», которые, в свое время, Абрамович получил за 100 миллионов долларов.

    В общем, сейчас мы только и слышим, что дважды два уже четыре, а будет еще лучше. И для этого создаются различные государственные советы, комитеты, палаты, комиссии, из тех же чиновников и близким им по духу граждан. Только им, похоже, ни какого дела нет до реальной действительности. До того, что в стране смертность значительно превышает рождаемость, что трудовые пенсии ниже прожиточного минимума, что инфляция превышает 11%, что коррумпированность чиновничества перешагнула все пределы и Россия опустилась до 126-го места, что коммунальные платежи растут неимоверными темпами, что жилье становиться все более недоступно.

    Сегодня можно констатировать, что кризис власти налицо, и несостоятельность правящего класса очевидна. Подтверждение тому раскапывание могил различных деятелей прошлых лет, желание прибавить себе политического веса за счет примыкания к тому или иному политическому течению, в виду отсутствия своей четко выраженной политической позиции. Падение авторитета власти заставляет ее, из-за не желания обнародовать свои истинные цели, лицедействовать и заявлять даже то, что им не присуще и невыгодно. И в данное время, как это было в период острого экономического кризиса, когда мы наблюдали появления несметного количество коробейников торгующих различным ширпотребом, под видом презентаций и продвижения товаров, возникло множество политических деятелей, пытающихся торговать политическим «ширпотребом», надеясь заработать политический капитал и, стремясь вызвать отторжение у народа всякой политики вообще. У этих торговцев широким набором политических догм и терминология, как у торговцев ширпотребом: бренд, проект, технология распределения, сеть потребителей, либеральная матрица. Общество для них – это скопление разрозненных индивидуумов, беспорядочно потребляющих все, что им предложат, а не живой организм, состоящий из людей с разными взглядами, убеждениями, интересами и с разным положением. Исходя из такого понимания структуры общества, они и обрушили на граждан поток откровений политиков, академиков, политологов, актеров, телевизионных ведущих, писателей, сплошь и рядом рассуждающих о судьбах либерализма и демократических движений в России. Выбирай, что тебе по душе и примыкай к кликушествующему субъекту. А он уж решит сам, как использовать поддержку со стороны народа, сколько заработать на своей известности.

    В этом плане особенно широко развернулась газета «Известия», щедро предоставляющая в каждом своем номере значительную часть печатных площадей под опусы известных и мало известных личностей, провозглашающих «новомодные» политические идеи.

    Не задаваясь целью проанализировать все эти статьи, я остановлюсь лишь на отдельных моментах, характерных для всей этой плеяды публицистов, выступающих стройными рядами.

    Характерной особенностью их публицистики является отсутствие анализа действительности и выстраивание доказательств с опорой на высказывания отдельных личностей, являющихся, по их мнению, непререкаемыми авторитетами, и бесконечны нападки на народ, как ленивый, неспособный, невосприимчивый к демократии. Короче, не нравится им народ, не желающий таскать для них каштаны из огня.

    Вот как рассуждает, на страницах газеты «Известия», политолог, член Союза писателей Москвы, Игорь Харичев, в своей заметке «Демократия – как велосипед»: «В вышедшей этим летом книге «Приживется ли демократия в России» известный экономист Евгений Ясин задается вопросом: нужна ли нам демократия? Вопрос отнюдь не праздный. Особенно после стольких лет безуспешных усилий, направленных на построение правового государства, цивилизованной рыночной экономики, гражданского общества. Может быть, правы те, кто утверждает, что Россия и демократия несовместимы и у нашей страны свой, особый путь?»

    Как видим, господин политолог, начав рассуждать о демократии, тут же выдает ложный посыл, и пытается убедить читателей, что пришедшие к власти строили в России демократическое государство, а не узурпировали власть из стремления к личному обогащению. И что причина отсутствия демократических выборов, сменяемости власти, свободы слова и информации, свободы митингов и ассоциаций граждан, кроются не в желании власти, всячески ограничит эти свободы, а в непонимании народа, в нежелании народа иметь демократическую страну, в неумении граждан ездить на «демократическом велосипеде». «И все наши беды, – поясняет политолог, - имеют один корень. Народ не понимает, что такое демократия и зачем она ему нужна. Мы не любим тех, кто не похож на нас, мы не уважаем чужое мнение, а уж мнение меньшинства – и подавно. Мы плюем на законы, воспринимаем, как должное, коррупцию. Мы не имеем ни политической, ни правовой культуры. Мы недемократичны по свое сути».

    Вот так, не больше и не меньше. Только Харичев, почему-то упустил из виду, что в настоящий момент, как раз, игнорируется мнение и интересы большинства, а не меньшинства. Что коррупция и процветает из-за отсутствия демократии, что большинство граждан никак не могут повлиять на принимаемые решения, не имеют возможность контролировать расходование бюджетных денег, распродажу государственного имущества, участвовать выработке законов и отслеживать их исполнение.

    Как видим, сначала автор выдал ложный посыл о безуспешном и героическом строительстве демократического государства чиновниками, захватившими власть в стране, а потом постарался убедить читателей, что этого не нужно было и делать, так как мы «недемократичны по своей сути», то есть мы рабы от природы, и не желаем выбирать себе руководителей, не желаем защищать свои интересы, не желаем иметь свободу слова, а только и ждем, кто бы к нам пришел и нами поуправлял.

    И далее, в подтверждение своих утверждений, автор опять обрушивается на народ, проявляющий раболепство перед начальством, социальный инфантилизм, пренебрежение закону, и что, единственная и главная проблема России – с ее народом.

    Вот только думающий и знающий свой народ читатель увидит совсем не то, что стремился доказать Харичев. Он увидит, что господин политолог проявляет неимоверное стремление прислужить власти, вычистить ей сапоги, а власть всячески стремиться урезать демократию и выдать уничтожение демократических свобод в России за естественное стремление самого народа, который, по мнению автора статьи «является быдлом, готовым занять стоило по первому понуканию». Увидит, что сам Харичев раболепствует и льстит власти, подобострастно исполняя роль лакея, а народ, как это показали последние события с монетизацией льгот, давно уже не раболепствует и, похоже, перестал бояться власти.

    В следующем номере «Известий» Харичеву вторит другой прислужник власти, сторонник господства интересов меньшинства и любитель абстрактно рассуждать о справедливости, о Боге, об ответственности, Александр Архангельский. «Двадцать лет назад меньшинству сказочно повезло. Пассивное большинство, устав от вони разложившейся советской власти, озверев от очередей и нарастающего бардака, допустило и даже поддержало прорыв активного меньшинства к демократии, открытой экономики, участию в глобальных мировых процессах. Меньшинство шансом воспользовалось, но, обладая в 90-е годы колоссальными политическими возможностями, не потрудилось объясниться с большинством, хотя бы психологически смягчить для него многочисленные удары судьбы и если не создать атмосферу общественного согласия, то, по крайней мере, снизить напряжение взаимной неприязни».

    Действительно, меньшинству сказочно повезло. Это меньшинство, на волне борьбы народа с партийной номенклатурой, узурпировавшей всю власть в стране, выставив себя сторонниками интересов народа, прорвалось к власти, но не ради построения демократической республики, как пытается убедить Архангельский, а ради личного обогащения. Прикрываясь демократической риторикой это меньшинство, усевшись у кормила власти, начало, невиданный грабеж народа, выдавая свои хищнические устремления к обогащению как экономическую необходимость, как условия для дальнейшего развития. И сегодня Архангельский пытается оправдать это меньшинство, которому, оказывается надо было всего лишь объяснить пассивному большинству цель своего грабежа, как неизбежность его судьбы, неизбежность быть ограбленными.

    Но далее Архангельский делает еще боле наглое и лживое заявление. Оказывается, сегодня власть в стране принадлежит как раз большинству. «Власть стала абсолютной и безраздельной властью большинства». Власть принадлежит большинству, а обогащается и процветает, почему-то меньшинство? Но для Архангельского этой проблемы не существует. Он ведь не анализом реальной действительности занимается, а мифотворчеством.

    Только странная эта власть большинства. Вот народ и думает, все голову ломает и не может понять, – кто это постоянно подстегивает рост тарифов на цены и услуги естественных монополий, кто раскручивает инфляцию, кто сдерживает рост заработной платы, кто урезает возможность прохождения в парламент независимых от власти кандидатов, кто принимает законы ограничивающие права граждан на проведение митингов и пикетов? И тут появляется Архангельский и объясняет, - да это вы сами и делаете, и что «власть большинства – это вовсе не обязательно власть, действующая в пользу большинства». В общем, он пытается доказать, что ВЫ сами себя грабите, сечете, унижаете, а мы только присутствуем на этом празднике.

    Еще боле откровенно, в своей ненависти к народу, признается в «Новой газете» Леонид Радзиховский. «…я не верю в «народную демократию» для России», - поясняет Радзиховский. Ну, не веришь, и Бог с тобой, – скажет иной, поверив в искренность высказывающего. Только что ты, господин хороший, кричишь на каждом углу об этом, и пытаешься доказать, что народная демократия невозможна и не желательна, придумывая различные уловки. Может быть, Радзиховский верит тому, с чьих рук кормится? Только это остается нам неизвестно.

    Но далее он уточняет свою позицию, свое неверие в народную демократию. «Потому что народ не созрел для того, чтобы хотя бы осознанно голосовать». Голосуют за всяких популистов и националистов вроде Жириновского и Рагозина. И Радзиховский поясняет народу, за кого нужно голосовать, а кого необходимо отвергать, а раз народ не прислушивается к Радзиховскому и имеет другие представления, то и свободы он не заслуживает. А поэтому он не будет «помогать, ВОТ ЭТОМУ большинству свободнее выразить свою волю».

    Смелый политолог Радзиховский отверг народ, так как, по его мнению, «власть все-таки немного ответственней, лучше, своего народа», видимо потому, что она исправно платит политологу. Так что народу остается только разрыдаться, пойти к господину Радзиховскому и упасть ему в ноги, чтобы он не покидал его, а уж похлопотал бы за него, помог бы свободно выражать ему свою волю.

    Только народ навряд ли сподобится на такое. Он и не заметил еще одного своего ненавистника, изливающего свою желчь. И угрозы Радзиховского, что он не будет стараться помочь народу иметь свободу слова на ТВ, так как народу хватает Пушкова и Караулова, нисколько не огорчили народ. Народ прекрасно видит, что очередная лягушка стремиться выглядеть быком и спокойно предоставляет ей дойти до логического конца самостоятельно.

    Другая когорта политических коробейников, в отличие от откровенных лакеев власти, - это представители различных политических партий, стремящиеся завлечь избирателей в партии-фантомы, чтобы не дать людям пойти по пути реальных возможностей изменить существующую систему государственной власти. Они боле склонны к реверансам в сторону народа, так как понимают, что их цена зависит от их веса и авторитета среди народа. С этой целью они и предлагают народу различные политические проекты, где неизменно видят себя во главе.

    Один из последних проектов, появившийся в информационном пространстве, это проект члена Политсовета СДПР, доктора исторических наук, главного научного сотрудника ИНИОН РАН Бориса Орлова, который называется, не больше и не меньше, как Социал-демократический проект для России.

    Как всякий продавец, доктор во всю свою силу интеллекта, прежде всего, начинает расхваливать предлагаемый товар. «Социал-демократия представляет собой очередной этап в поступательном движении мировой цивилизации. Социал-демократы мировоззренчески обосновали и практически реализовали возможность воздействия на стихийные рыночные процессы, основанные на частной собственности, в направлении гуманизации человеческих отношений. Заимствуя основные достижения либеральной мысли и практики, социал-демократы смогли претворить в жизнь основные требования человечества на современном этапе: свобода в соединении с социальной справедливостью». И далее еще множество хвалебных слов в адрес социал-демократов с применением чисто профессорской терминологии, наподобие: гуманизация, консенсус, расширение демократического пространства и так далее. Что явно, по мнению автора, должно привлечь множество народу, «просвещенного» профессором Орловым, в ряды СДПР.

    А главное, какой красивый вывод: свобода в соединении с социальной справедливостью! То есть, доктор истории хочет нам сказать, что свобода отторгает социальную справедливость, и, что ранее социальная справедливость существовала только в условиях несвободы, (вероятно, подразумевается СССР) а вот социал-демократы все-таки сумели их соединить.

    Только так ли было в действительности? В истории человеческого общества есть множество примеров, доктору истории надо бы их знать, и как раз наблюдается обратное, что там, где узкая группа или класс узурпируют всю власть в своих руках, как это было и в период правления КПСС, там ни о какой социальной справедливости говорить и не приходится, а там где больше свободы, где народ имеет возможность выражать и защищать свои интересы, там как раз и больше социальной справедливости.

    И уж совсем смешно утверждение Орлова, что: «В условиях тоталитарных и авторитарных режимов правители устанавливают жесткий порядок, ограничивающий деятельность криминальных элементов. (В действительности же против всех, кто противостоит этим режимам, и даже в большей степени не против криминальных, а против идейных противников - прим. авт.) Но при том человек лишен свободы самовыражения». Надо полагать, что в условиях демократии криминальные элементы имеют полную свободу действий, здесь они свободны в самовыражении, хотят - грабят, хотят - насилуют и убивают. Складывается такое впечатление, что Орлов не понимает сам, что говорит.

    Расхваливая свой проект, профессор не мог не пожаловаться, что «российская действительность, ее социальная среде, ее общественность, ее экономика оказались не готовы к восприятию социал-демократического опыта».

    Всем хорош товар, и красив, и удобен, но не пользуется спросом в России. Конечно, доктору исторических наук не пристало опускаться до хамских выражений бросаемых отдельными публицистами в народ, ввиду свой никчемности и неопределенности, но и он, видимо, в душе сожалеет, что не тот ему достался народ. «Невостребованность опыта социал-демократии и ее предназначения объясняются рядом причин. Не состоялось развитие среднего класса в массовом масштабе. Наемные работники на предприятиях, действующих в «серой зоне экономики» предпочитают признавать сложившиеся правила выплаты заработной платы. Сказывается пассивность мыслящей части российской интеллигенции, предпочитающей держаться «вне политики». А что, спрашивается, должны делать наемные работники, когда действующая система взаимоотношений получила добро от самого правящего класса? Люди вынуждены действовать так, как диктуют им реальные обстоятельства, а, не исходя из абстрактных представлений того или иного профессора.

    Но это обстоятельство не останавливает доктора, и он продолжает нахваливать свой проект: вон, сколько заслуг социал-демократов перед народами, и в европейских странах они пользуются заслуженным авторитетом, а в России как-то не приживается европейский опыт социал-демократии. При этом профессор как бы и не замечает, или не желает говорить, а возможно, что и просто желает обмануть покупателя, умалчивая, что название-то одинаковое, да содержание разное. Ведь народ прекрасно помнит, кто представлял и представляет, а точнее – кто пытается ездить на социал-демократии. Разве можно сравнить, например, бывшего канцлера Германии и известного социал-демократа Герхарда Шредера и Михаила Горбачева, который, выступая за социал-демократические идеи, за неприкосновенность частной собственности, в свое время, заморозив и обесценив вклады советских граждан, ограбил всю страну, за исключением особо приближенных к власти. Кокой он социал-демократ? Где здесь справедливость?

    Ощутив трудности с продажей социал-демократического бренда, доктор начинает задумываться, и высказывает свои размышления: «Сторонники социал-демократов поставлены перед дилеммой: либо дожидаться пока общество «созреет» до цивилизованного состояния, в котором гражданское общество держит под контролем действия властей, либо все же пытаться влиять на этот процесс, оценивая при этом всю специфику сложившейся ситуации».

    Да, вот такая сложилась ситуация, и политические коробейники встали перед выбором: либо ждать, когда народ сам разберется с действующей властью и создаст демократическое государство, и тогда, по мнению Орлова, возрастет спрос на их бренд, и на господина Орлова, или уже сегодня пытаться встроить свой проект в реальную жизнь. Но здесь то и обнаруживается их несостоятельность, открывается то, что значимого содержания и четко выверенной позиции у деятелей, назвавших себя социал-демократами, и нет. Поэтому и мечутся они, не зная, что делать: «Один из главных вопросов при этом – как вести себя по отношению к правящим кругам. Либо пытаться воздействовать на них все еще существующими средствами в режиме консенсусной политической культуры, участвовать в выборах, поддерживать демократические акции, либо уходить в глухую оппозицию, находя общий язык с теми группировками, которые убеждены в необходимости и возможности» сковырнуть неправедный режим». Вопрос открытый, и у социал-демократов на него на сегодняшний день окончательного ответа нет».

    Не знают они, либо им в режиме соглашательства торговаться с властью, либо искать точки соприкосновения с оппозиционно настроенными слоями населения. Думают еще, где можно больше получить. Но только, на сегодняшний день, власть, похоже, не желает взять их на содержания, а с народом, ввиду их «консенсусной политической культуры» и косного профессорского языка, они не могут найти точек соприкосновения.

    К тому же, для того, чтобы найти общий язык с оппозиционно настроенной частью общества надо быть, по крайней мере, честными и не пытаться вводить народ в заблуждения, что неоднократно проделывает доктор Орлов.

    Заявляя на каждой странице своего политического трактата, что социал-демократы придерживаются своего основного принципа – социальной справедливости в обществе, Орлов между тем рьяно бросился защищать опального олигарха Ходорковского, как будто и, не зная, что именно олигархи, в союзе с бюрократией, обескровливают российскую экономику, что Ходорковский, осужден за мошенничество в особо крупном размере, за уклонение от налогов и незаконный вывоз капитала. А по Орлову получается, что Ходорковского приговорили к тюремному заключению не за преступления, а за то, что Ходорковский стремился вывести свое предприятие из «серой зоны», то есть сделать предприятие абсолютно прозрачным. Только, если бы это заявление Орлова, хоть в какой-то степени отвечало действительности, то Ходорковский не находился бы сейчас в заключении. Таких лживых заявлений не делали ни адвокаты Ходорковского, ни журналисты, выступающие в защиту обвиняемого.

    Говоря о национальных отношениях, Орлов не вскрывает существующих противоречий, а пытается их маскировать. Вместо того чтобы четко сказать, что в национальных республиках власть захватили национальные кланы при попустительстве и поддержке центра и терроризируют оказавшееся под их управлением население, а особенно, русских, он, утверждает, «что руководство отдельных национальных республик, исходя из стремления формировать национальные кадры и содействовать их продвижению, национальной и культурной деятельности вольно или не вольно, ущемляет права русских».

    Согласно представлениям Орлова об обществе, капитализм является вечным способом производства, а Эдуард Бернштейн опрокинул марксизм и доказал его несостоятельность. Доказал, что «прибыль предпринимателя формируется за счет целого ряда факторов, а не только за счет эксплуатации наемного работника». Правда, это очевидно только для Орлова, а среди европейских социал-демократов, которых нам профессор постоянно преподносит как образец подражания, никто и никогда не считал Бернштейна сколько-нибудь значимым экономистом.

    Для того чтобы читатель мог оценить всю глубину теоретических познаний доктора Орлова, признающим теорию Маркса устаревшим хламом, я представлю несколько выдержек из его проекта.

    О государстве: «Одна из главных проблем, стоящих перед каждым цивилизованным обществом, - роль исполнительных органов, представляющих государство». Абсолютно не понятно, что это за государство, почему эта задача стоит только перед цивилизованными обществами, какой критерий в определении цивилизованности, чьи интересы представляет и защищает этот исполнительный орган и так далее. В общем, вопросов больше, чем ответов. Но бойкий торговец, не пытается даже понять суть государства, сразу переходит к восхвалению своего товара. «Социал-демократы выступают за активную роль государства в решении вопросов, затрагивающий общество в целом». Не определившись с тем, что это за государство, господин пустой фразы, сразу же начинает выдавать качественные характеристики этого государства, и выдавать такие, какие качественные характеристики этого несуществующего государства важны для социал-демократов.

    Далее Орлов продолжает удивлять читателя своими неимоверными переходами: «Но при таком подходе возникает опасность, что чиновники, исполняющие государственные функции в разных областях жизнедеятельности, имеют склонность руководствоваться сугубо эгоистическими интересами». Вы только оцените всю глубину мыслей профессора! Оказывается, что если абстрактное государство активно, то конкретный чиновник будет руководствоваться сугубо эгоистическим интересом. Доктор показал нам, как происходит, в голове отдельного профессора, соединение абстрактного и конкретного, а попутно сделал еще одно открытие, что имеются чиновники не исполняющие государственных функций. Но и это не все проблемы, которые Орлов щелкает, как орешки.

    «Одна из проблем в государственной деятельности – эффективное и разумное распределение поступаемых налоговых отчислений. Чиновники в вышестоящих государственных инстанциях имеют склонность основную систему налоговых поступлений «пропускать» через себя».

    Взяв за основу абстрактное государство, которое, по мнению доктора Орлова, формируется на основе разума, то есть вырастает из головы определенного субъекта, а не возникает на основе соотношения сил в обществе и определенных интересов господствующего класса, он неизбежно запутывается и вынужден, для своего спасения, вставлять везде слово разум. Подразумевая разум субъекта сформировавшего это государство. В действительности же распределение налоговых поступлений и величина самих налогов определяется не на основе разума того или иного субъекта, а на базе баланса сил тех или иных групп и классов, в интересах управляющего класса.

    И еще, хотелось бы понять, почему это у чиновников в вышестоящих государственных инстанциях вдруг появляется такая склонность «основную систему налоговых поступлений «пропускать» через себя». И нельзя ли придумать определенную методику проверки людей, перед тем, как их назначат на высокие должности, на наличие такой склонности? Ввести обязательное обследование на наличие такой склонности, глядишь, лет через десять, у чиновников такой склонности и не будет. Только это не склонность отдельных чиновников, как представляется Орлову, а особенность существующей системы государственного устройства, где все построено для осуществления господства интересов центральной бюрократии и олигархии.

    Так за что же, спрашивается, борются российские социал-демократы под руководством таких докторов, как Борис Орлов? За консенсус с бесчинствующей властью, за согласие с преступным олигархом, за партнерство между грабителем и ограбленным, видя свою партию и себя в роли посредника, который получает дивиденды, как с той, так и с другой стороны, маскируясь то под защитников интересов капитала, то - интересов трудящихся. Что же, видимо у них судьба такая – лицедействовать.

    Ну а гражданам стоит усвоить, что свобода народа обеспечена лишь тогда, когда народ действительно имеет возможность свободно создавать ассоциации, проводить митинги и собрания, иметь свободу слова на деле, издавать законы, выбирать и сменять в любое время должностных лиц государства, и делать это непосредственно, без всяких продажных посредников. Если же народ не будет иметь в своих руках всей полноты государственной власти, - если останется в государстве хоть какая-нибудь власть, народом не выбранная, не сменяемая, от народа не зависящая, то действительное решение существующих проблем невозможно. Невозможно будет построение эффективной экономики, соблюдение социальной справедливости, развитие гражданского общества, подъем культуры и повышение уровня жизни народа. Все существующие пороки олигархо-бюрократического государства сохранятся и будут только продолжать отравлять общество ядом гниющего государства.

    Виталий Глухов
     
  2. Реклама

    Реклама Пользователи

     
    Зарегистрированные пользователи не видят эту рекламу - Регистрация
    #1

Предыдущие темы

Поделиться этой страницей