Скрыть объявление
Здравствуй, дорогой посетитель!

Рады вашему визиту на Форум Санкт-Петербурга.

Для удобства чтения форума, общения и новых знакомств приглашаем вас зарегистрироваться и присоединиться к нашей компании.

После регистрации ждем вас в теме для новичков форума - зайдите, поздоровайтесь и расскажите немного о себе :)

Хорошего вам дня!

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ АРИФМЕТИКА 1993-2011 гг

Тема в разделе "История", создана пользователем bulat, 20 янв 2014.

  1. bulat

    bulat Пользователи

    Регистрация:
    02.10.2012
    Сообщения:
    1.579
    Симпатии:
    49
    Адрес:
    Петербург

    Ссылки могут видеть только зарегистрированные пользователи. Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь для просмотра ссылок!



    Когда изучают результаты выборов, зачастую рассматривают относительные цифры итогов голосования, которые не дают реального представления о количестве голосующих за ту или иную политическую силу, а тем более реальной динамики изменения электорального поля. Данная таблица построена на учете абсолютного количества голосов, поданных на выборах в Государственные Думы V-X созывов. Учитывается общее количество зарегистрированных избирателей, которое за 18 лет выросло на три миллиона, а также количество не явившихся на выборы (помимо пиковых значений 1993 и 2003 гг – 48 млн. избирателей, можно говорить о стабильном 40-миллионном аполитичном сегменте российского населения – т.н. абсентистах). Остальные – принявшие участие в выборах избиратели – учтены в графе «всего». Их от 60 до 69 миллионов.

    В каждой стране политический спектр имеет неповторимое своеобразие, и Россия, естественно, не исключение, а поэтому классическое деление на правых и левых в ряде случаев трудно прослеживается и требует дополнительных пояснений. На левом фланге политического спектра России, естественно, находятся коммунисты (КПРФ и ряд других более мелких блоков и партий). Немного правее – аграрии (т.е. Аграрная партия России, которая склонялась к блокированию с левоцентристскими партиями и, в конце концов, примкнула к «Единой России», а ее электорат распределился между коммунистами и левоцентристами). Партии левого центра – достаточно широкий спектр: от популистской Демократической партии России до леволиберального «Яблока» и современной «Справедливой России», и если можно поспорить относительно ориентации тех или иных мелких партий (Русская социалистическая партия или Блок Станислава Говорухина), но нельзя отрицать, что в России существует многочисленный устойчивый левоцентристский сегмент избирательного поля. Партия власти – особое явление политического спектра России, относящееся к правому центру. В 1995 году это блок «Наш Дом - Россия», а начиная с 1999 – пропутинские силы «Единство» и «Единая Россия». Регионалы 1999 года – это блок «Отечество – Вся Россия», который объединил самые разные силы – от социал-демократов до правых консерваторов, но в целом противостоял «Единству», с которым слился три года спустя. Как и в XIX веке России не везет с классическими консерваторами. Их поглощает партия власти и либералы, а в 2007 в избирательных бюллетенях остается только одна партия этой части спектра – Союз правых сил (она же – Правое дело 2011 года). Еще менее определенное положение у националистов. В чистом виде они получают доли процента, а их относительные успехи («Держава» в 1995 или «Родина» в 2003) достигались только путем привлечения в свои ряды части левоцентристов. В 1993 и 2007-2011 националисты на выборах отсутствовали. ЛДПР во главе с Жириновским – феномен персоналистской правопопулистской партии (подобные организации, кстати, встречаются и в Европе – например, Партия Андреса Ланге в Норвегии). То же самое можно сказать о политических блоках, ориентированных на генерала А.Лебедя (1995 и 1999 гг.), но эти силы – более рыхлые и занимают более широкий спектр, чем ЛДПР – от социал-демократов до правопопулистов). Наконец, либералы – это очень широкий спектр политических сил, среди которых выделяется «Выбор России» Гайдара (впрочем, он к 2011 полностью растворяется в консервативном СПС). Интересно, что российские консерваторы, скорее, центристы, а на крайне правом фланге политического спектра находятся именно российские либералы. Хотя в России возникали и даже принимали участие в выборах религиозные партии («Христиане России» в 1995, «За Русь Святую» в 2003) они получали доли процента голосов, примыкая то к либералам, то к националистам. Такова структура российского политического спектра 1993-2011 гг.

    Также в выборах приняло участие достаточно многочисленная группа избирателей, голосовавших против всех. Таковых в 1993-2003 набиралось несколько миллионов без тенденции к сокращению. Количество же испортивших бюллетени стабильно сокращалось, и можно было бы видеть в этом сокращении тенденцию к улучшению качества голосования, но в 2011 количество испортивших бюллетени (причем, по политическим мотивам) заметно увеличивается.

    Такова формальная картина голосования на выборах в Государственную Думу РФ. Что же имеем по части содержательной? При анализе результатов конкретных выборов приходится исходить из предположения о минимальных масштабах фальсификаций, но в любом случае приведенные цифры весьма правдоподобно описывают реальные электоральные процессы в стране. В 1993 году в экспресс-выборах принимают участие всего 10 партий и блоков (пытались зарегистрироваться еще 16), а часть крупных политических сил оказалась под запретом. Это привело к относительно малой явке и большому количеству голосов, поданных против всех, и испорченных бюллетеней. Формально победила правопопулистская ЛДПР, но в сумме левоцентристы («Женщины России», «ЯБЛоко», ДПР и Гражданский Союз) получили на 1 млн. голосов больше, а либералы (тоже в сумме - «Выбор России» и РДДР) набрали немногим меньше (на 1,1 млн.) Коммунисты получили относительно немного, но стали третьей по популярности партией страны. АПР получила несколько миллионов голосов сельских жителей и также преодолела 5% барьер. Наконец, ПРЕС (Партия российского единства и согласия – она же попытка создать в России классическую консервативную партию) хотя не была в момент выборов партией власти в строгом смысле слова (правительство Черномырдина, куда после разгона Съезда Народных Депутатов вернулось несколько либералов, не ассоциировалось ни с одной из принявших участие в выборах политической силой), но впоследствии стала базой для создания «Нашего Дома России». Ни одна политическая сила, попавшая в Думу, не могла ее контролировать, и поэтому период 1994-1995 стал эпохой вынужденных компромиссов на думском уровне.

    В 1995 году правительство Ельцина решило активно вмешаться в парламентскую предвыборную борьбу и попыталось создать два лояльных блока – правоцентристский (НДР) и левоцентристский (Блок Ивана Рыбкина). Первый возник на базе ПРЕС и примкнувших к ней многочисленных мелких региональных партий правого толка, а второй – на базе думской фракции «Российские регионы» во главе с председателем V Думы – И.П.Рыбкиным. Хотя сам глава ПРЕС – С.Шахрай – покинул провластную коалицию и шел на выборы со своей партией отдельно, партия власти в России состоялась, хотя и не получила большинства. В выборах 1995 приняло участие 43 блока и партии (а еще 19 не получили регистрации). Такой широкий спектр участников не мог не привести к распылению сил (например, на электорат «Выбора России» претендовало либеральных 10-11 блоков), в политику пришли новые фигуры (Лебедь, Анпилов. Федоров и др). По сравнению с 1993 на выборы пришло 11,5 млн. новых избирателей. Сократилось количество проголосовавших против всех и испортивших бюллетени. Коммунисты по праву праздновали победу. Три их блока (КПРФ, «Коммунисты – Трудовая Россия» и «Власть народу») дополнительно привлекли в эту часть спектра 12 млн. голосов, частью оторвав их у аграриев (1,6 млн.), частью – получив из числа новых избирателей. Левый центр также усилился (прибавка – 2,7 млн. голосов), причем, скорее всего, за счет либералов, чьи показатели резко снизились (на 6,9 млн. голосов). ЛДПР потеряла 4,4 млн. голосов. Эти потери пополнили актив новых политических сил. Партия власти (НДР) получила 7 млн. голосов, Конгресс русских общин Лебедя – 3 млн., националисты – 2,3 млн. Консерваторы (ПРЕС. «Преображение Отечества» Росселя и Блок «Вперед, Россия» Б.Федорова) сумели сохранить свои позиции. Компартия с союзниками фактически контролирует нижнюю палату парламента, а с 1996-1997, когда происходят выборы губернаторов и местных парламентов, резко усиливает позиции в Совете Федераций. Фракция «НДР» не играет в Думе существенной роли.

    Выборы 1999 отделяло от выборов 1995 четыре года (предыдущий избирательный цикл был в два раза меньше), и за этот период в политической жизни России произошли значительные перемены. Заканчивалась ельцинская эпоха, Путин уже занимал пост главы правительства. Новая партия власти (Межрегиональное Движение «Единство»), как и предыдущая, создававшаяся на основе чиновничьих структур, прибавила сравнительно с НДР 8,5 млн. голосов и по уровню поддержки почти сравнялась с коммунистами. Это произошло на фоне сокращения общего количества принявших участие в выборах избирателей (на 2 млн.) 4 коммунистических блока потеряли относительно немного голосов (1,3 млн.), что на фоне общего сокращения количества принявших участие в выборах не выглядело бы трагичным для них, но консолидация партии власти свела все коммунистические успехи на нет. Впрочем, была и другая партия власти, оппозиционная путинскому «Единству». Блок «Отечество – Вся Россия», вобравший в себя в числе других политических сил также Аграрную партию России, получил 8,9 млн. голосов. Эта прибавка, скорее всего, повлияла на существенные потери левого центра (7 млн. избирателей), и поэтому вполне можно относить регионалов 1999 года к этому сектору, если бы не заметный популистский элемент в их политической программе. До 4 млн. голосов получает ЯБЛоко, что на 800 тысяч меньше результатов 1995 года. Либералы, националисты и сторонники Лебедя теряют подавляющее большинство голосов и маргинализируются. Изучение вопроса о путях ухода их избирателей (либералы потеряли 3,8 млн., националисты – 2 млн., сторонники Лебедя – 2,5 млн.) приводит к интересным и парадоксальным выводам. Несомненно только то, что либералы частью перетекли в консервативную часть спектра (она прибавила 3,3 млн. – прежде всего, за счет консервативной партии Союз правых сил), частью вообще не участвовали в выборах (загадка 2 млн. абсентистов). Националисты и сторонники Лебедя 1995 года также частью относятся к абсентистам 1999, хотя большая часть их вполне могла соблазниться путинским блоком. Прирост показателей партии власти интересным образом сочетался со значительным снижением размера электората ЛДПР (последний сократился на 3,7 млн.) В целом видим существенную передвижку избирателей от старых популистов (КРО, ЛДПР) к новым левоцентристским популистам (О-ВР) и партии власти. Последующее развитие событий приводит к слиянию партии власти и О-ВР (что должно было сдвинуть потенциальный электорат «Единой России» немного влево) и превращение компартии в мощную, но изолированную парламентскую силу (тем более, что почти все коммунисты-губернаторы покидают зюгановкую коалицию – Народно-патриотический союз России).

    Путинская стабилизация значительно изменила политическую ситуацию к 2003 году. Общее количество избирателей, принявших участие в выборах, сократилось еще на 6,4 млн. На этом фоне партия власти (ЕР) совершила рывок и привлекла в ряды своего электората дополнительно 7,2 млн. Отчасти это объясняется сокращение числа участников выборов, но ненамного (с 26 в 1999 до 23 в 2003). Популярность Путина и его команды растет, а его открытые противники маргинализируются. Прибавку электората ЕР можно было бы объяснить механическим сложением электоратов «Единства» и «Отечества» 1999 года, но все не так просто. От «Отечества» отделилась АПР, которая получила 2,2 млн. (немногим менее, чем в 1995). С другой стороны, коммунисты (их в 2003 шло на выборы всего два блока – КПРФ и умалатовская Партия мира и единства) продемонстрировали существенную потерю - 10,6 млн. голосов. Это значительно больше, чем количество абсентистов сравнительно с прошлыми выборами, и заставляет сделать вывод, что даже если большая часть абсетистов это бывший электорат КПРФ и более левых коммунистов, какая-то часть десятимиллионной потери – суть перебежчики в другие политические секторы. Куда именно? Левоцентристские силы теряют 2,2 млн. избирателей, и вовсе не там нужно искать коммунистических избирателей 1999 года (кстати, эти потери левоцентристов стали приобретением националистов). ЛДПР увеличила свой электорат на 3 млн. голосов, но никакой тенденции обратно пропорциональной зависимости электората Жириновского от электората коммунистов не просматривается, тем более, что взлет КПРФ в 1995 никак не связан с уменьшением электората ЛДПР. Однако больше взять избирателей Жириновскому было неоткуда, и придется признать, что в 2003 какая-то часть левого электората переместилась на правопопулистский фланг. Остальные потерянные коммунистами избиратели, по всей видимости, просто не явились на выборы. Консерваторы (СПС и другие) теряют 3 млн. избирателей, которые в большинстве своем переходят к партии власти, но частью в абсентисты. 400-тысячный прирост голосов либеральных партий им не помог, и эта часть политического спектра окончательно маргинализировалась. Наконец, успех националистов (в лице рогозинского блока «Родина»), которые получили прибавку в сумме 5,6 млн. голосов, объясним (на фоне откровенной непопулярности чистого национализма в России) лишь созданием широкой патриотической коалиции с левыми партиями и реанимацией политического наследства А.Лебедя. Этот уникальный случай так и остался уникальным (даже КПРФ не удавалось соединить воедино таких разных людей – от Глазьева до Геращенко), ни до, ни после такое не повторялось. В целом результаты выборов 2003 продемонстрировали существенную перекройку электорального поля, на фоне которой выделяется резкое усиление партии власти и двух партий «лояльной оппозиции» - ЛДПР и «Родины».

    2007 год был и остается годом триумфа Путина и его команды (видимо, это последний год, когда население России «голосовало сердцем»). Быстрый рост уровня жизни при раннем Путине не мог не обусловить рост рейтинга партии власти, а отдельные недовольные представали безнадежными маргиналами. Но в данном процессе было и неповторимое своеобразие. В 2007 году на выборы по сравнению с 2003 пришло дополнительно 8,9 млн. избирателей. Обычно политическая стабилизация должна приводить к обратному. Упразднение голосования «против всех» также не привело к сокращению абсентизма (наоборот, есть основания полагать, что абсентисты 2003 голосовали за партию власти). «Единая Россия» увеличила свой электорат почти в два раза – на 22 млн. голосов. Это увеличение можно отчасти объяснять дополнительной мобилизацией электората (упомянутые 8,9 млн. новых избирателей) и абсентистов (2,8 млн.), но этого мало. Остальные 10 млн. избирателей Единая Россия добыла в других политических секторах (не без основания претендуя в этот момент на звание общенациональной политической силы страны). КПРФ не была затронута этой консолидацией (разве что те, кто в 1999 голосовал за коммунистов, а в 2003 не явился на участки, в 2007 снова пришли на выборы и поддержали партию власти) и наоборот, прибавила себе 200 тысяч голосов. Зато АПР явно рассталась с 600 тысячами избирателей в пользу партии власти. Впрочем, учитывая создание на левом фланге партии «Справедливая Россия» (план Ельцина – Шахрая 1995 года наконец-то осуществился), которая значительно увеличила свой потенциал – на те же самые 600 тысяч голосов – по сравнению с теми партиями, которые ее создали, на выборах 2003 года, следует признать, что аграрный электорат перетек именно в этот сектор, а не к партии власти. Консерваторы потеряли 2,9 млн. голосов (СПС маргинализировался и не даже близко не подошел к электоральному барьеру прохождения в Думу). Эти избиратели, скорее всего, также пополнили копилку партии власти. Националистический сектор исчез начисто (мельтешащая где-то в конце списка партия «Патриоты России» относится к левоцентристскому сектору), а ЛДПР лишилась 1,3 млн. избирателей. Все они также передвинулись на поле электоральное поле партии власти. Не стоит забывать и о уменьшении числа участников выборов (в 2007 – всего 11 списков, еще 4 не смогли принять участия), что не могло не сыграть в пользу ЕР. Одним словом, наступил «золотой век» единороссов и Путина, который, надо заметить, неожиданно завершится спустя 4 года.

    Выборы 2011 года происходили под впечатлением путинского решения о рокировке в сентябре того же года. Не будет преувеличением считать, что Путин был более чем уверен в полной (уж не меньшей, чем в 2007) поддержке электоратом своего решения. Факт сокращения числа участников выборов до 7 свели неожиданности к минимуму. Однако, не тут-то было. Во-первых, на выборы не явилось 3,9 млн. избирателей. Т.з., что это были безусловные сторонники Путина и ЕР, которые просто не пришли в уверенности, что победа любимой партии все равно обеспечена, подмывается фактором триумфального привлечения сил партией власти на выборах 2007 (что стало напоминать советскую практику 99% явки). Представляется, что эти почти 4 млн. абсентистов – как раз разочаровавшиеся в Путине избиратели. На 270 тысяч возросло количество избирателей, испортивших бюллетени (и здесь речь идет не о неумении заполнять документ, а о сознательной акции). Наконец, сама по себе партия власти потеряла 12,4 млн. голосов, что следует считать очень чувствительной потерей (тем более, что пришлась она на крупные городские центры, и с 2012 года Единая Россия – это партия российской глубинки). Нетрудно догадаться, что остальные сектора (за исключением консерваторов, которые утеряли еще дополнительно 0,3 млн. голосов), наоборот, увеличили свой удельный и абсолютный вес. Коммунисты привлекли дополнительно 4,5 млн. голосов. Что интересно – большая часть этих людей к коммунистической (и даже коммуно-патриотической) идеологии отношения не имеет, но голосовала именно за вторую по величине партию в пику Путину, причем эти люди пришли туда не откуда-нибудь, а именно из электората Единой России 2007 года. Т.о. те, кто «любил» Путина в 2007, спустя 4 года (причем, именно в те самые критические осенние месяцы 2011 года, когда оппозиционность пребывала еще в латентном состоянии) возненавидели его настолько, что проголосовали за его антиподов (но учитывая, что у КПРФ было бесконечно больше шансов попасть в Думу, чем у ЯБЛОка или Правого Дела). То же самое наблюдаем в левоцентристском секторе (прибавка 4,2 млн. голосов; а собственно ЯБЛоко удвоило свой электорат). 2 млн. дополнительных избирателей порадовали Жириновского. Все эти электоральные потери партия власти могла элиминировать, выступивши на выборах двумя блоками – путинским и медведевским (иллюзия 2011 года, что Медведев – альтернатива Путину, еще была сильна), но этого не произошло и не произойдет уже никогда. На любых выборах после 2011 путинцы и медведевцы будут делить уж то, что останется.

    Прогнозы выборов из года в год в России (тем более на дистанции 3-4 лет) обречены не сбываться. Сколько раз предсказывали исчезновение ЛДПР (но, похоже, она проживет ровно столько, сколько проживет – в политическом отношении – ее лидер), неудачными оказались прогнозы успеха Выбора России и Гражданского Союза в 1993, а также КРО в 1995. После 1999 прогностические способности аналитических и социологических центров улучшаются. Поэтому при всей условности можно пофантазировать о будущем. Что изменилось за два с лишним года? Если прогнозы 2011 года давали относительно правдоподобные результаты для коммунистов и ЛДПР, то показатели партии власти в целом завышены на 10%, а в секторе левоцентристов царила полная неопределенность. Сейчас, согласно всем опросам, популярность ЕР ничуть не выше, а, скорее, заметно ниже, чем в 2011. Интересно также, что из новых партий и тех партий, которые ранее стали внесистемной оппозицией, никто не продвинулся в лидеры – по прежнему средний россиянин выбирает между 4-мя главными партиями (разве что Гражданская Платформа Прохорова вполне может претендовать на преодоление восстановленного 5%-ного барьера. С другой стороны, популярность Путина (выраженная в желании видеть его президентом спустя 4 года) существенно падает в последнее время (на текущий момент желают видеть его президентом в 2018 только 22% респондентов, и еще 9% не видят ему альтернативы). А поскольку ЕР – также, как это не странно на первый взгляд, персоналистская партия, рейтинг ее неформального лидера (Медведев – не в счет) существенно влияет на ее парламентские результаты.
     
  2. Реклама

    Реклама Пользователи

     
    Зарегистрированные пользователи не видят эту рекламу - Регистрация
    #1
  3. Прохожий

    Прохожий Мелкий поганец

    Регистрация:
    07.05.2007
    Сообщения:
    18.525
    Симпатии:
    868
    Текст ниасилил. Очень много букв.
     
  4. bulat

    bulat Пользователи

    Регистрация:
    02.10.2012
    Сообщения:
    1.579
    Симпатии:
    49
    Адрес:
    Петербург
    Сочувствую))))))))))))

    Забыл добавить, что в 2011 Единой России не помогла даже абсорбция Аграрной партии, весь электорат которой ушел в Справедливую Россию. Так что потери ЕР - не менее 30% электората.
     
  5. ХанДжа

    ХанДжа ПодводныйКамень Оксюморон, вОжиданииПопутногоВетра

    Регистрация:
    23.07.2009
    Сообщения:
    7.359
    Симпатии:
    582
    Адрес:
    Санкт-Петербург
    ...вы никогда, не найдёте, какая цифра вас обманула, а может даже не одна. И чем больше будете искать, тем больше заблуждаться. Ибо нет начала ни правде, ни лжи...
     
  6. bulat

    bulat Пользователи

    Регистрация:
    02.10.2012
    Сообщения:
    1.579
    Симпатии:
    49
    Адрес:
    Петербург
    Экзистенциализм?
     
  7. Реклама

    Реклама Пользователи

         
     
    Зарегистрированные пользователи не видят эту рекламу - Регистрация
    #1
  8. bulat

    bulat Пользователи

    Регистрация:
    02.10.2012
    Сообщения:
    1.579
    Симпатии:
    49
    Адрес:
    Петербург
    Свежее исследование политических симпатий Левадой-центром -

    Ссылки могут видеть только зарегистрированные пользователи. Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь для просмотра ссылок!



    Ссылки могут видеть только зарегистрированные пользователи. Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь для просмотра ссылок!



    и

    Ссылки могут видеть только зарегистрированные пользователи. Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь для просмотра ссылок!



    Обратите внимание на огромный сегмент неопределившихся, который превышает электорат всех кандидатов вместе взятых, и сопоставим с электоратом ЕР. Собственно, так и должно было быть. Популярность Путина и ЕР падает, а замены нет - 69-летний Зюган, 67-летний Жирик и т.д. В общем результат может быть очень непредсказуем.

    И вот первые же интересные выводы. На первый взгляд, у Единой России остались все те же 32 миллиона избирателей, что и в декабре 2011, и ничего страшного за два года не случилось. Однако, поражает то, что личный рейтинг Путина сравнялся с рейтингом ЕР. Что удивительно, поскольку ранее личный рейтинг Путина значительно превышал партийный. Например, если в декабре 2011 Единая Россия получила 32,4 млн. голосов, спустя три месяца - в марте 2012 Путин получает 45,6 млн. голосов (прирост на 13,2 млн.) Откуда они взялись? Если Справедливая Россия на думских выборах получила 8,6 млн. голосов, то на президентских Миронов лично - только 2,8 млн (потеря 5,8 млн. голосов), ЛДПР в 2011 получила 7,7 млн, а Жириновский в 2012 - 4,5 млн. (потеря 3,2 млн. голосов). Надо заметить, что Зюганов сохранил достижения КПРФ на думских выборах (12,3 и 12,6 млн. голосов соответственно), а вот Прохоров мобилизовал дополнительный электорат (до 5,3 млн. новых голосов) по сравнению с думским электоратом. Значит, без переманивания электората ЛДПР и Справедливой России Путин мог получить максимум 36,6 млн. голосов (51,5% всех голосов на президентских выборах - собянинский размер, который вызвал иронию у самого же Путина: не бывать тебе политиком федерального масштаба) и еле-еле перелезть барьер победы.

    Что наблюдаем в течение следующих 20 месяцев? Путинский рейтинг продолжает снижаться (45,6 млн., проголосовавших в марте 2012 и 31,6 млн. избирателей, желающих проголосовать за него в декабре 2013; 29% от 109 млн. избирателей на данный момент). Рейтинг "Единой России" - на 1% выше: 32,7 млн. желающих проголосовать. Неужели рейтинг "партии жуликов и воров" выше рейтинга ее "главаря"? Также обнаруживаем, что рейтинг Справедливой России упал до размеров арифметической погрешности (2%); ее представители даже не рассматриваются в качестве претендентов на президентский пост. А ведь, как мы помним, СправоРоссия - главный донор путинского электората. Значит Путин окончательно загнобил "левый центр" во имя поддержания своего и единоросского рейтинга, и "если бы выборы состоялись...", Справедливая Россия не дотянет и до 4%, а, скорее, получит 3%. ЛДПР за два года потеряло не менее 2 млн. голосов, а Жириновский лично - более 1 млн. голосов. Но не смотря на такие крупные прибавки (в общей сложности 8,5 млн. голосов) общее количество избирателей ЕдРа сократилось на те же 8,5 млн. Столько людей ушло из проправительственного сектора за два последних года (годов пусси-риотс, нанопыли, невинного Сердюкова, борьбы с гомосеками силами гомоиерархов, духовных скреп и святых откатов). Из 32 млн. избирателей, проголосовавших за ЕдРо в декабре 2011, каждый четвертый уже жалеет, что сделал это. А из 53 миллионов избирателей, в общей сложности поддержавших в марте 2012 Путина-Жириновского-Миронова, сейчас согласны выбрать этот букет только 37 млн. Остальные 16 миллионов они (то есть партия власти и лояльная оппозиция) потеряли, и эти люди будут голосовать за кого угодно, но не за них. Партия "не знающих, за кого голосовать" (т.е. желающих выбрать новые партии, а не те, которые сейчас представлены в Думе) сейчас может рассчитывать на 25 млн. голосов, а за кандидата "Непутин-Незюганов-Нежириновский" на президентских выборах могут проголосовать 29 млн. избирателей, и он гарантированно выходит во второй тур с Путиным (Путин, напомню может рассчитывать только на 31 млн голосов).

    Если Единая Россия сумела выплыть только за счет съедения Справедливой, то совсем непонятно в этой системе будущее православно-консервативно-лжесоциального Общероссийского народного фронта. Созданный Путиным на случай распада и преждевременного сдыхания ЕдРа, он, пойдя на выборы, как верный путинец, будет откусывать от электората Единой России. В идеале эти две партии получат по 16 млн. голосов (по 20% в случае большой явки). На том же поле будет толочься рогозинский "спецназ Путина" и тоже откусит свою, хоть и маленькую, долю. А наличие одномандатных округов может привести к самым неожиданным результатам голосований.
     

Предыдущие темы

Поделиться этой страницей