Скрыть объявление
Здравствуй, дорогой посетитель!

Рады вашему визиту на Форум Санкт-Петербурга.

Для удобства чтения форума, общения и новых знакомств приглашаем вас зарегистрироваться и присоединиться к нашей компании.

После регистрации ждем вас в теме для новичков форума - зайдите, поздоровайтесь и расскажите немного о себе :)

Хорошего вам дня!

Переговоры глава третья продолжения романа "Братья Карамазовы".

Тема в разделе "Творчество форумчан", создана пользователем Феликс Польский, 15 ноя 2014.

  1. Феликс Польский

    Феликс Польский Пользователи

    Регистрация:
    28.12.2006
    Сообщения:
    116
    Симпатии:
    4
    Адрес:
    Санкт-Петербург
    Переговоры

    Попрощавшись с Алешей, отец Паисий вошел в храм, занес дароносицу в алтарь, опустил в церковную кружку сто рублей, полученные им от умирающего чиновника, и направился к настоятелю монастыря.

    Дом настоятеля в два этажа, без всякой архитектуры, был грязно-зеленого цвета. Окна первого этажа были забраны решетками. Прежний иегумен жил в этом доме только в зимнюю пору. Летом же он предпочитал деревянный флигелек рядом с монастырской кухней. Это свое решение прежний игумен объяснял тем, что камень хоть и крепок, но мертв. Дерево же и после своей кончины продолжает отдавать людям тепло и целый ряд полезных испарений. Новый настоятель не придерживался подобных правил и потому велел перепланировать весь первый этаж, в котором теперь размещался его кабинет и парадная зала. К парадному залу примыкала трапезная, в которой новый игумен три раза в день насыщался. Делал это он всегда в одиночестве, сам творя молитвы.

    Видимо, взяв пример с мирских присутственных мест, новый игумен устроил перед своим кабинетов небольшую приемную, в которой роль его секретаря исполнял пришлый монашек по имени Амвросий. Был этот монашек небольшого росточка, с косичкой, выбившийся из-под черной монашеской шапочки и с глубоко посаженными сметливыми глазками. В обхождениях с посетителями Амвросий был всегда сдержан и на поручения проворен. Своего стола у Амвросия не было. Он довольствовался табуретом и небольшим аналоем, на котором почти никогда ничего не лежало.

    - Отец игумен у себя? - переступив порог приемной, спросил отец Поисий.

    - У себя, - привстав со своего табурета, ответил отец Амвросий. - Беседуют они с господином Ракитиным. Почитай, уже час.

    - Так, мне можно зайти?

    - Сейчас оповещу, а там, как они сами решат, - произнес отец Амвросий, скрываясь за двойными дверями кабинета игумена.

    - Просят, - вновь появляясь в дверях, объявил он.

    Распахнув одну дверь и толкнув другую, отец Паисий вошел в кабинет игумена. Отец Фелимон сидел в кресле за большим письменным столом. Сбоку, упершись локтями в столешницу и согнув спину, стоял Ракитин.

    - Присаживайтесь, отец Паисий, - указав на стул подле письменного стола, предложил отец Фелимон.

    - Благодарю, - поклонился игумену отец Паисий.

    - А, что же вы не поприветствуете нашего словесника? – имея в виду Ракитина, спросил отец Фелимон.

    - Виделись, - ответил отец Паисий.

    - Виделись, виделись, - подтвердил Ракитин. - Так, я пойду, отец Фелимон? – выпрямив спину, сказал он.

    - Останьтесь, - попросил Ракитина игумен. - У вас ко мне много вопросов, отец Паисий? - спросил отец Фелимон.

    - Всего один, отец игумен.

    - Так давайте, давайте…

    - Видите ли, - начал отец Паисий.

    - Подождите, - перебил его отец Фелимон. - Я хотел вас спросить: как там наш гость - этот важный чиновник?

    - Был важный, - сокрушенно ответил отец Паисий. – Плох чиновник. До завтрашнего утра вряд ли доживет.

    - Прискорбно это слышать, - скривил губы отец Фелимон. - А сегодня он что-нибудь нам заплатил?

    - Сто рублей.

    - Вы их опустили в кружку?

    Отец Паисий нахмурился.

    - Понимаю, понимаю, - поспешил успокоить отца Паисия отец игумен. – Подобные вопросы не могут не обижать, но этого требует порядок. А, чтобы мне таких вопросов больше не задавать, я приказал с завтрашнего дня поставить церковную кружку в моей приемной. В мое отсутствие за сбором будет надзирать мой келейник – отец Амвросий. И это вовсе не потому, что я не доверяю отцам-монахам. Просто мне так удобнее распоряжаться финансами монастыря, употребляемыми исключительно во благо обители. Кроме того, я всегда смогу точно знать, сколько мы можем уже сейчас обещать подрядчикам, да и вот со словесником нашим я смогу всегда тут же и рассчитаться. Так, что у вас там - какой вопрос?

    - У покойного старца Зосимы в послушниках был один молодой человек, - попытался продолжить отец Паисий.

    - Бога ради простите, отец Паисий, - вновь перебил его игумен. - Не сочтите за труд, Миша, - обратился он к Ракитину, - сбегайте на кухню и попросите повара, чтобы он не клал в мой суп зелень.

    - Сию минуту, - поспешил отрапортовать Ракитин. - Уже бегу!

    - Вы знаете, - вновь обратился игумен к отцу Паисию, - со вчерашнего вечера у меня под ложечкой как-то сильно сосет. Я думаю, что это от вчерашнего щавеля. Вы употребляли за ужином щавель?

    - Ел, - коротко ответил отец Паисий.

    - И - что?

    - Ничего, - так же коротко ответил отец Паисий.

    - Странно, - протянул отец Фелимон. – А у меня весь день сосет. Так я вас слушаю, - спохватился он. – Вы сказали, что у покойного старца Зосимы был послушник. И что же?..

    - Теперь послушник этот хочет поступить в Духовную семинарию и просит ваше святейшество дать ему рекомендацию.

    - Похвально! Похвально! – оживился отец Филимон. - И в какую же семинарию он намерен поступить?

    - В Санкт-Петербургскую.

    - Ева, куда хватил! А светское образование он имеет?

    - Семь классов гимназии, - склонив голову, произнес отец Паисий.

    - Превосходно! Ну, что же, в Александро-Невской Лавре у меня есть много знакомых отцов. С наместником не раз приходилось чаи распивать. Так что при случае могу словечко-другое про него и замолвить. Ведь слово большую силу имеет. Лишь бы отрок сей сумел по достоинству оценить наши о нем сердечные хлопоты. А рекомендацию, отец Паисий, вы ему сами напишите. Ведь он вам лучше известен, а я потом свою руку и приложу.

    В кабинет вернулся Ракитин.

    - Ты только послушай, Михаил! – обратился к Ракитину игумен. – Узнай, какие люди в нашем городе живут! Бывший послушник старца Зосимы хочет этим летом в столичную семинарию поступать. Семь классов гимназии за спиной имеет. Вот, о чем надо тебе писать в твои газеты.

    - Это, уж, ни про Алешку ли Карамазова речь? – скривившись как от лимона, спросил Ракитин.

    - Про него, - ответил отец Паисий.

    - Так, ты, Миша, его знаешь? - удивился игумен.

    - И я знаю, и вы, отец Фелимон, его знаете, и вся Россия про него много наслышана. Я про их семью с год назад во все газеты писал. Все подвалы на вторых полосах моими были. Платили мне за эти очерки очень хорошо.

    - Как - это? - не понял игумен.

    - Да, очень просто! Это тот самый Алешка Карамазов, брат которого Митька Карамазов убил их родного отца.

    - Постой, постой, - начал вспоминать отец Фелимон. - Я что-то такое припоминаю. Да-да-да. Сын-отцеубийца назначен судом в каторжные работы. Но я от кого-то слышал, что отца убил не сын, а слуга.

    - А разницы нет, - возразил Ракитин. - Слуга тоже был сыном убитого. Только незаконнорожденным. Убиенный Федор Павлович, не тем будет помянут, таким сладострастником был, что спьяну мог и на корову распалиться.

    - Фу, Ракитин, какие вещи ты произносишь! - возмутился отец Фелимон.

    - Уж, как было, так и говорю, - оправдался Ракитин. - Сынок же их незаконнорожденный после всего того, что с отцом своим сотворил, сам на себя руки наложил. Повесился. Одно слова – семейка. Тьма во тьме и тьмою погоняет.

    - Тогда будет продолжать начистоту, - откинувшись на спинку кресла, торжественно произнес отец Фелимон. - Что такое есть наша церковь? Наша церковь - есть везде и всему голова. А, если в этой светлой голове заведутся темные мысли, то и остальным членам плохо придется. Не так ли, отец Паисий?

    - Но ведь и у царя Давида не все сыновья были праведниками, - поняв, куда клонит игумен, поспешил ответить отец Паисий.

    - Хорошо, отвечу вам прямо, отец Паисий, - рассердился отец Фелимон. – Если мы с вами рекомендуем в семинарию человека, о семье которого так много и так нелестно писали многие газеты, в том числе и столичные, то могут последовать вопросы, отвечать на которые придется не вам, а мне. Не случись здесь Ракитина, я вполне мог бы поддаться на вашу, прошу прощения, провокацию.

    - Никакой провокации с моей стороны быть не могло, - обиделся отец Паисий. - Я о вашем месте, отец игумен, не мечтаю. Мне со Христом на всяком месте хорошо. Но при всем при этом, я готов поручиться за Алексея Карамазова перед кем угодно.

    - Вашего ручательства, отец Паисий, не будет достаточно, - с сожалением произнес отец игумен. – Уж, вы поверьте мне. Хотя, постойте! Я могу дать рекомендацию этому молодому человеку при условии, что после окончания учебы, он будет служить в нашем монастыре. Под неусыпным, так сказать, надзором. Только так я смогу отвести от себя все лишние вопросы. Но вы помните, что, принимая постриг, монах обязан передать все свое имущество в распоряжение той обители, в стенах которой будет спасаться. Если таковое имущество у него имеется. Тот, за кого вы столь усердно хлопочите, получил от своего покойного отца какое-нибудь наследство?

    - По моим сведениям, каждый из сыновей после смерти их отца получил по сорок тысяч серебром.

    - Вот, и прекрасно! - оживился игумен. - И прошу учесть, что я иду на этот шаг только потому, что наш монастырь крайне стеснен в финансах. Так, что передайте вашему протеже, что как только решится финансовый вопрос, так сразу же решиться и духовный. И поспешите, отец Паисий, сообщить ему эту новость. Ведь молодые люди нетерпеливы и не воздержаны. Деньгами сорят направо и налево.

    - В корень зрите, отец Фелимон! В самый корень! – подскочив на стуле, всплеснул руками Ракитин. – Все свои деньги Алешка на сирот растранжирил. Он мне сам об этом говорил.

    - Хм, - помрачнел отец Фелимон. – Знаете что, отец Паисий, давайте-ка мы с вами вернемся к разговору об этом юноше чуть позже. Скажем, через годик-другой. Вдруг этому юному транжиру взбредет на ум мосты строить или пароходы по рекам водить. Специальности эти весьма прибыльные и в духе нашего времени. А монастырь наш от него никуда не уйдет. Договорились?

    - Договорились, - согласился отец Паисий.

    - Вот, и отлично! - радуясь тому, что свалил очередную гору со своих покатых плеч, промолвил игумен. – Будете идти мимо моего келейника – отца Амвросия, подскажите ему, чтобы уже подавал обед. Всегда буду рад вас видеть, отец Паисий. Буду весьма рад…
     
  2. Реклама

    Реклама Пользователи

     
    Зарегистрированные пользователи не видят эту рекламу - Регистрация
    #1

Предыдущие темы

Поделиться этой страницей