Скрыть объявление
Здравствуй, дорогой посетитель!

Рады вашему визиту на Форум Санкт-Петербурга.

Для удобства чтения форума, общения и новых знакомств приглашаем вас зарегистрироваться и присоединиться к нашей компании.

После регистрации ждем вас в теме для новичков форума - зайдите, поздоровайтесь и расскажите немного о себе :)

Хорошего вам дня!

СВЕТ ИДЕАЛА ПРОТИВ ТИРАНИИ ИДОЛОВ

Тема в разделе "Образование", создана пользователем Klark, 22 май 2008.

  1. Klark

    Klark Пользователи

    Регистрация:
    23.09.2007
    Сообщения:
    176
    Симпатии:
    0
    ПАФОС И ПОЭЗИЯ МЫСЛИ

    «Мы духовные существа. А детство – это земля и почва нашей души, это небо нашей души» – сказал в своём недавнем интервью актёр и режиссёр Ролан Быков. И суть сказанного, конечно, вовсе не в том, что человек – существо бесплотное. Она в том, что взросление человеческой души – это процесс деликатный и, одновременно, величественный. Процесс, сравнимый разве что со становящейся гармонией вселенной, а может быть и ещё более значимый.

    Но если о законах вселенной можно узнать из науки астрономии, то где же можно прочесть о законах человеческого духа?

    Вполне ясный и исчерпывающий ответ на такой вопрос заинтересованный читатель найдёт в книге известного советского философа Эвальда Васильевича Ильенкова, названной им «ДИАЛЕКТИЧЕСКАЯ ЛОГИКА. Очерки истории и теории». Это уже второе издание книги автора, чьи труды оказали своё благо-творное влияние на несколько поколений философов, да и просто культурных людей, не только в нашей стране, но и за рубежом.

    О чём же она, эта книга?

    Книга эта о мышлении и его законах. Об истории логической науки. О значении и роли мышления в жизни человека и его судьбе. О материалистической диалектике как логике коммунистического мировоззрения нашего современника, действенном духовном орудии борьбы за его счастье.

    Что такое идеальное? Мыслит ли мозг или человек, при помощи мозга? Что предпочтительнее и достойней человека: мыслить абстрактно или же мыслить конкретно? Что такое всеобщее: существует оно лишь в человеческой голове или же всеобщее, как и абстрактное, есть в самой действительности? Всегда ли целое больше части? Не может ли целое стать частью своей же собственной части, а часть стать целым для своего же собственного целого?

    «Загадка мыслящего тела» – так обозначил Э.В.Ильенков узел этих, а так же других трудностей и проблем, с которыми на протяжении многих и многих веков пытаются справиться лучшие умы человечества. Именно через общение и живой диалог с такими корифеями философской науки, как Аристотель и Спиноза, Декарт и Кант, Гегель и Ленин, Маркс и Фейербах ведёт автор своего читателя к постижению этого загадочного «мыслящего тела», в его отличии от тела немыслящего.

    Что люди обладают мышлением – это известно каждому. Но, ведь, далеко не всё то, что нам с вами «хорошо известно», можно считать глубоко и основательно понятым. Как о человеке опрометчиво судить по тому, что и как он сам о себе думает и говорит, так и о мышлении нельзя судить по его самомнению. Гораздо полезнее посмотреть, что и как оно на самом деле делает, даже не отдавая себе в том ясного и правильного отчёта.

    Например, людям часто кажется, что мыслят они только тогда, когда из множества вещей выбирают какой-то один, повсеместно встречающийся признак, именуя его «понятием» о вещи. Именно по этому самому поводу мы и встречаем в книге забавную философскую притчу: Живёт в курятнике курица. Каждый день приходит хозяин и приносит ей поклевать зёрнышек. Курица, несомненно, сделает отсюда вывод: появление хозяина - связано с появлением зёрнышек. Но в один прекрасный день хозяин явится в курятник не с зёрнышками, а с острым ножом, чем убедительно докажет курице, что ей не мешало бы иметь более тонкое представление о путях научного обобщения. И такое «куриное мышление», если придерживаться его не на словах, а на деле, способно подвести тебя на каждом шагу…

    Люди долгое время встречали белых лебедей, из чего и сделали вывод: все лебеди белы! И были убеждены в этом до тех пор, пока в Австралии не были обнаружены… чёрные лебеди.

    Только через включение в логическую науку людских дел и поступков можно понять, как мыслят люди. Потому-то и следует, говорит наш автор, смотреть на мышление как на такую деятельную способность человека, которая обнаруживает свою энергию не только в «говорении», но и во всём грандиозном процессе созидания культуры, всего предметного тела человеческой цивилизации, включая сюда орудия труда и статуи, мастерские и храмы, фабрики и государственные канцелярии, политические организации и системы законодательства.

    …Как-то так случилось, что гуляет по свету мнение, будто пред мыслящим взором на мир должны меркнуть все краски жизни. Книга Ильенкова решительно и бесповоротно опровергает этот ходячий предрассудок. С большой пользой для себя прочтут её юноша и девушка, старший школьник и студент, молодой рабочий и комсомольский пропагандист, любой культурный человек. Листая её страницы, мы невольно оказываемся захваченными поэзией и пафосом той величественной духовной работы, которая издавна (и неспроста!) именуется ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ МЫШЛЕНИЕМ.

    1984 – 85 год.

    СВЕТ ИДЕАЛА ПРОТИВ ТИРАНИИ ИДОЛОВ

    РАЗМЫШЛЯЯ НАД КНИГОЙ

    Человек не может без идеалов. Это – общепризнанно. Но мало ли ещё есть на свете такого, без чего не мог бы прожить человек. Например, без еды и питья, одежды и жилища, работы и отдыха…

    Так, собственно, что же такое идеал? Как не перепутать то, ради чего стоит жить, с тем, при помощи чего мы существуем? Так вкратце можно было бы подытожить центральную проблему новой книги талантливого советского философа Эвальда Ильенкова, которая называется «ИСКУССТВО И КОММУНИСТИЧЕСКИЙ ИДЕАЛ. Избранные статьи по философии и эстетике». М., «Искусство», 1984 год.

    Книга эта – не лёгкое чтиво. Как, впрочем, не легка и не беззаботна сама жизнь его читателя-современника, занятого реальным созиданием и творчеством. А произведения Ильенкова – трезвое и честное выражение этой жизни. Ведь, как сказал вслед за Спинозой сам автор, принадлежит он «к сословию философов, призванному не плакать, не смеяться, а понимать».

    Что идеалы существуют – известно каждому. Но то, что известно – ещё далеко не обязательно является понятым. И на нелёгком, но благодарном пути познания автор ведёт своего читателя к старинному философскому вопросу: что такое идеальное? И что такое идеал?

    Могло бы на первый взгляд показаться, что философские проблемы вообще – это проблемы для философов. Однако это не так! Ведь не потому возникают такие проблемы, что существуют философы. А наоборот: потому-то и есть на свете философы, что проблема эта существует. И со всей остротой встаёт в самой нашей с вами жизни.

    Действительная трудность – и в жизни, и в науке - состоит вовсе не в том, чтобы различать и противопоставлять друг другу всё то, что находится в сознании отдельного лица, всему тому, что находится вне этого индивидуального сознания. Сделать это, справедливо считает автор, практически всегда нетрудно. Действительная же трудность в том, чтобы разграничить мир коллективно исповедуемых представлений (которые тоже ведь находятся вне головы отдельного человека), и реальный, материальный мир. «Вот здесь-то и только здесь, - пишет Ильенков, - различение «идеального» и «реального»… и приобретает серьёзный научный смысл, и именно потому, что на практике массы людей то и дело путают одно с другим, принимают одно за другое с такой же лёгкостью, с какой они принимают «желаемое за действительное», а то, что с вещами сделали и делают они сами, - за собственные формы вещей».

    …В этой связи на ум приходит такое соображение. Американский капитализм во времена своей исторической юности породил коллективную иллюзию об «обществе равных возможностей», которая и получила наименование «американской мечты». Суть её в том, что недюжинные способности, трудолюбие и личная инициатива «гениев» буржуазного предпринимательства даны им, что называется, «от природы». Они – простые труженики, как миллионы прочих американцев. А значит, «заработанные» ими миллионы – естественный итог и награда. Потому-то покушение на эту систему противоестественно и несправедливо. А покушаются-де на плоды их труда либо «лодыри и бездельники», либо «красные»… И живет, несмотря на миллионы безработных и голодающих, старая святочная история о том, что любой чистильщик обуви может стать миллионером… И находит эта легенда горячее сочувствие у тех же самых обездоленных американцев, считающих, будто не капитализм плох для них, а как раз наоборот: они – неудачники – сами по себе плохи для «хорошего» капитализма.

    Смешать, спутать, выдать одно за другое – коллективные формы жизни людей за их коллективные же представления и наоборот – таков обычный фокус современных буржуазных пропагандистов в их идейных диверсиях против социализма и «своих» трудящихся.

    Так холодна ли и философски ли бесстрастна эта старая, старая, старая «проблема идеального»? Не она ли надёжно вооружает нас в классовой борьбе идей, помогает нам сегодня и всегда поверять СЛОВО – ДЕЛОМ. Разоблачая тех, кто предпочитает оценивать свою работу не по фактическому положению дел на подведомственном ему участке, а по количеству выпущенных резолюций, постановлений и всякого рода инструкций?

    Как показал в своей книге автор, исключительно важный жизненный урок, преподанный нам классическими традициями философского материализма, состоит в следующем: за отношением идеального - к реальному, должного – к сущему, идеала - к действительности мы всегда должны видеть отношения между людьми. А именно: отношение человека к другому человеку, к природе, наконец, его отношение - к самому себе.

    Именно на этом жизненно-реалистическом, трезво материалистическом фундаменте блестяще и убедительно раскрыта в книге тема, которую можно было бы обозначить так: земные злоключения прекрасного идеала.

    В чём истоки этих злоключений? В чём их смысл и не застрахованы ли мы, современники научно-технической революции, надёжно и навсегда от трагических ошибок прошлого?

    «Смотря по обстоятельствам! – убеждает нас автор. – Ведь есть идеалы и есть идолы…» Например, идеал доброго милосердного христианского бога ещё и сегодня для миллионов людей на планете не совсем потерявший своей привлекательности. Конечно, в век НТР верить в то, что «бог сотворил человека по образу и подобию своему» – было бы весьма наивно и не- современно. Но вот то, что Человек создал бога точно так же, как создал он книги и статуи, хижины и храмы, хлеб и вино, науку и технику – это уже не сказка, не миф, а серьёзная наука.

    А раз так, раз Бог – это только автопортрет Человека, то что же плохого в поклонении ему? Тем более, что человек на иконе изображен исключительно с лучшей его стороны. «Бог» лишь псевдоним Идеального Человека, идеально-поэтическая модель Совершенного Человека. Идеал, заданный человеком самому себе, Высшая Цель человеческого самоусовершенствования… А все дурные, злые и подлежащие преодолению человеческие черты изображены на другом автопортрете в виде «Дьявола»…

    Всё это действительно так. Беда только в том, - поясняет Ильенков, - что рефрактор религиозных небес отражает не реальное Добро и реальное Зло, а лишь собственные представления человека о том, что есть добро и что есть зло. А ведь это, увы!, далеко не одно и то же.

    Ведь каков реальный Человек – таков и его бог. А раз так, то небеса религии отражают Человеку вовсе не то, каким он «должен быть», а то, каков он на самом деле есть. Со всеми его плюсами и минусами. Но минусы отражаются в таком зеркале не как минусы, а как плюсы. И наоборот.

    В силу этого религия рисует человека именно таким, каким он должен оставаться. Она всегда выдавала «наличное бытие» Человека за Идеал, за верх всякого возможного совершенства, коего человек не может и не должен преступать. В форме религиозного идеала Человеку преподносится образ его собственного вчерашнего дня. Религия всегда относила «золотой век» к прошлому.

    В этом «оптически-идеологическом» перевёртыше и состоит тайна превращения всякого «Идеала» в «Идола», т.е. в своеобразные духовные цепи, которые под видом само-совершенствования и само-реализации в этом мире добровольно налагает на себя сам человек.

    «И наивно было бы думать, - убеждает нас автор, - что тайна этого перевёртыша есть достояние лишь религиозного сознания». Религиозность, идолопоклонство возможно не только в собственно религиозной, но и в светской, так сказать, даже атеистической и научно-технической сфере. Оно ведь существует не только в форме милосердного христианского бога, но «и в форме поистине религиозной веры в магическую силу бумаг, в творческую мощь циркуляров, в непостижимую мудрость канцелярий» и ещё много другое.

    Религиозные идолы… на почве атеизма и науки?! – недоумённо воскликнет иной читатель. А как же «коренная противоположность» науки и религии? Нет ли тут, так сказать, «круглого квадрата» или «деревянного железа». Говоря попросту, - нелепости?

    Увы, нет! Поклонение «идолам» происходит не только на почве предрассудков. Случается оно и на почве профессионально развитого рассудка. То есть науки. И не только науки, но и техники, если, конечно, забыть что всё это лишь помощники и слуги человека в его человеческой же жизни, а не наоборот.

    Бывает, к сожалению, и наоборот! «Этот новый абсолютный дух – «дух научности» во что бы то ни стало – давно имеет своих жрецов и попов. Один из служителей этого «нового господа бога» с удовлетворением констатировал, выслушав извещение об испепелении Хиросимы: «Какой блистательный физический эксперимент!»

    А разве не горько и не смешно, - продолжает Ильенков, - когда мы видим, слышим или читаем, как «некоторые высокоуважаемые деятели науки с комически серьёзным видом занимаются проблемой «моделирования Сверхчеловека» (ибо богоискательство по-модному называется теперь именно так) и рисуют икону, изображающую грядущего Спасителя в образе Машины Умнее Человека…»?

    Конечно, наука и техника – великое дело. Без них нет цивилизации – это её костяк, её скелет. Техника (безразлично какая – то ли техника зубоврачебного дела, то ли техника управления или стихосложения) есть драгоценнейшее достояние человека, его богатство, которое надо беречь и умножать. Но обожествлённая техника, как и всё обожествлённое, - это уже нищета человека. Божества нет без убожества. Давно известно, что чем больше человек приписывает богу, тем меньше он оставляет себе.

    Свобода человека вообще – а свобода воображения как её особый случай – есть не что иное, как действие сообразно необходимости. Вот почему, - читаем мы на страницах книги, - эстетическое воспитание человека способствует превращению индивидуума из пассивного объекта внешних воздействий – в самодеятельного субъекта исторического действия, в творческую индивидуальность, созидающую коммунизм, чуждую всем и всяческим идолам.

    Коммунизм же становится реальностью ровно в той степени, в какой каждый индивид превращается в «тотально развитую личность», развившую своё воображение, мышление и волю, и работающую на переднем крае человеческой культуры. «И реализацию коммунистического идеала ни в коем случае нельзя откладывать «на завтра». Его нужно реализовывать сегодня, сейчас», - завершает автор свое совместное размышление с читателем.

    В.МОЛЧАНОВ, кандидат философских наук, член совета городского семинара по русской, немецкой и греческой философии «Русский Логос».

    «Наука Урала», 6 июня 1985 года, тираж 2000.
     
  2. Реклама

    Реклама Пользователи

     
    Зарегистрированные пользователи не видят эту рекламу - Регистрация
    #1

Предыдущие темы

Поделиться этой страницей